Menu


Язык проглотили. Почему украинские моральные авторитеты не осудили львовский языковой запрет

18 сентября во Львовской области запретили русский язык. Правда, не везде, а только в публичном пространстве. И не во всякой функции, а только в культурной. И не навсегда, а всего лишь "до полного окончания оккупации территории страны" – сущая мелочь, согласитесь.

Решение облсовета за номером 745 по существу стало первым в истории независимой Украины актом прямой языковой дискриминации. 

Какими будут последствия этого решения, как его будут применять на практике, можно только догадываться. Санкции за исполнение на улицах Стрыя песен Виктора Цоя и декламации на площадях Дрогобыча стихов Бориса Пастернака пока не предусмотрены. Вряд ли на творческом вечере в санатории Трускавца арестуют человека, решившего прочесть фрагменты из русскоязычной прозы Тараса Шевченко. В конце концов, юристы отмечают, что решение №745 противоречит, ни больше ни меньше, как Конституции Украины. 

Возможно, кое-какие последствия все-таки будут. Не исключено, что, избегая провокаций и конфликтов, во Львов больше не приедут Макаревич и Гребенщиков – первый уже назвал запрет "неумным решением и плохой идеей". Под маркой моратория горячие праворадикальные парни с битами могут сорвать какой-нибудь концерт с русскоязычными песнями, разгромить лавку, торгующую русскоязычными книгами, и навешать водиле, забывшему отключить в маршрутке русскоязычное умца-умца. В общем, что-то обязательно случится – зря, что ли, голосовали. 

И все же интересно не столько само решение, сколько вызванный им резонанс. Реакция вышла – показательней не придумать.

Инициативу Львовского облсовета резко осудили иностранные дипломаты. Посол Канады в Украине Роман Ващук на своей странице в Твиттере охарактеризовал языковой мораторий как "узколобый, дискриминационный и просто глупый". Посол Великобритании в Украине Джудит Гоф ретвитнула запись Ващука и заявила, что полностью с ней согласна. Бывший посол США в России Майкл Макфолл назвал решение львовских депутатов "шагом, которому нет оправдания" и выразил надежду, что они передумают. 

Новость о моратории радостно перепостили десятки российских СМИ. На этот раз кремлевским пропагандистам не пришлось ничего сочинять – для пущего эффекта они просто перевели на русский феерическую формулировку документа. В нем, в частности, говорится, что данное решение принято, только не смейтесь, "во избежание эскалации напряженности в обществе и недопущения разжигания межнациональной розни". Действительно, чистый Оруэлл. Впрочем, что с этих русских взять, нехай клевещуть. 

Возмущенную реплику на сайте Zahid.net с перепостом в фейсбуке опубликовала народный депутат Украины представитель парламентской группы "Самопомич" Ирина Подоляк. Она язвительно поблагодарила Львовский облсовет за "выстрелы в спину" и посетовала, что подобные решения могут негативно повлиять на принятие законопроекта о языке. О том, что сам этот законопроект содержит массу дискриминационных норм, Подоляк, естественно, упоминать не стала. 

Центральная власть на львовское решение не отреагировала никак 

Публичные интеллектуалы, популярные колумнисты, борцы за все хорошее против всего плохого его тоже предпочли не заметить. 

Одни посчитали, что мораторий не может иметь юридических последствий, а значит, нет смысла раздувать "зраду". Другие, подобно Васисуалию Лоханкину, полагают, что против сермяжной правды жизни не попрешь, и по поводу языковой проблемы не высказываются в принципе. Третьи, страшно сказать, подобные запреты и вовсе поддерживают – по крайней мере, молча. Есть и четвертые, призывающие использовать полицию для разгона русскоязычных мероприятий, но о Ларисе Ницой здесь больше не будет ни слова. 

Языковая проблема становится для лидеров общественного мнения лакмусовой бумажкой. 

Нет никакого спроса с публицистов, полагающих, что ради торжества украинства и укрепления позиций государственного языка можно пренебрегать правами человека. С теми, кому идеология заменила совесть, представления о справедливости и чувство реальности, кто готов устроить в Украине Валуевский циркуляр и Эмский указ наоборот, кто выступает с реваншистских позиций «раньше нас угнетали, теперь мы угнетать будем», разговаривать бесполезно. 

Куда интересней те наши моральные авторитеты, которые, подобно западным дипломатам, оценивают львовский мораторий адекватно, то есть негативно.  Чего им не хватает, чтобы высказаться? Уверенности в своей правоте? Смелости идти против политического мейнстрима? Понимания, что решение №745 не просто «пук в воду», как высказался один из популярных днепровских блогеров, но безобразный прецедент откровенной ксенофобии со стороны законодательной власти? 

 Да, пока что эта ксенофобия нарисовалась на региональном уровне, но если дальше глотать язык, прятать голову в песок и делать вид, что ничего страшного не случилось, она может распространиться на всю страну. О том, до чего может довести Украину подобное «недопущение разжигания межнациональной розни», думать не хочется. Но если молчать, то придется.

Язык проглотили. Почему украинские моральные авторитеты не осудили львовский языковой запрет


Наверх