Menu

"Мы "на крючке" и должны бояться": как в Украине силовики запугивают адвокатов

"Мы "на крючке" и должны бояться": как в Украине силовики запугивают адвокатов

Адвокаты все чаще заявляют о давлении на них со стороны правоохранительных органов. За особо «дерзкими» устанавливаются ежедневная слежка, прослушка телефонных звонков, проводятся обыски и открываются уголовные дела. Сами адвокаты уверяют: такого давления на них не было даже при прошлой власти.

«НЕ ЛЕЗЬТЕ СЮДА, ЭТО НАШЕ ДЕЛО»

Как рассказал «Вестям» адвокат Сергей Войченко, в последнее время коллеги все чаще становятся объектом преследования со стороны правоохранительных органов. Особо ярко это выражается в политических делах, когда есть явная заинтересованность силовых органов в нужном для них исходе дела.

«Когда адвокат занимает принципиальную позицию и не идет на уступки следствию, начинаются проблемы. Как только мы взялись за защиту Андрея Медведько и Дениса Полищука, которых обвиняют в убийстве Олеся Бузины, сразу заметили, что за нами установили слежку, прослушивают наши телефоны. Более того, с нами связывались некие люди и намекали, что нам это дело не надо. То есть нам явно давали понять: мы «на крючке» и должны бояться», — говорит Войченко.

Показательным является и дело беглого депутата Онищенко, когда с целью выявления его переписки со своими адвокатами, которая является тайной, у юристов проводились обыски. Похожая ситуация наблюдается и в деле «налоговиков». «Фигуранты этого дела находятся за решеткой, и правоохранители не дают возможности адвокатам индивидуально общаться с клиентами. Все разговоры фиксируются с помощью аудио и видео, а все телефонные беседы прослушиваются и записываются», — отмечает Войченко.

Также проводились обыски у Дмитрия Сычкаря, который является адвокатом экс-министра доходов и сборов Александра Клименко. Войченко уверен: такие действия правоохранители совершают по причине своей некомпетентности и неспособности доказать вину подсудимого в правовом поле. «Зачастую по таким делам у правоохранителей нет достаточной доказательной базы, поэтому их основная задача — сломать человека и запугать адвокатов. А отсутствие интеллекта и соответствующего правового образования наши правоохранительные органы заменяют грубой физической силой. Доходит до того, что мне звонят из регионов и говорят: мол, адвокаты не хотят брать дело, потому что там есть «интересы власти», — продолжает Войченко.

УГОЛОВНЫЕ ДЕЛА

Нередко неугодные следствию адвокаты сами становятся фигурантами уголовных дел. К примеру, как рассказала «Вестям» адвокат Оксана Соколовская, защищавшая в суде интересы капитана ГРУ РФ Евгения Ерофеева, которого потом обменяли на Надежду Савченко, в последнее время правоохранители начали пытаться отстранять от дел адвокатов путем возбуждения против них уголовных дел.

«Это так сейчас модно. И происходит с одной целью — запугать. Если бы следствие работало нормально и были толковые юристы, которые могли бы формулировать грамотные обвинения, было бы все по-другому. А так как у следователей нет необходимых знаний, они просто боятся адвокатов и пытаются давить на них уголовными делами», — отмечает Соколовская.

По ее словам, так случилось и с ней. «Уголовное дело против меня появилось во время моей защиты Ерофеева, а Юрой Грабовским (адвокат, которого убили. — Авт.) — Александрова. Мне вменяют нанесение тяжких телесных повреждений, что само по себе смешно и такого факта не было. А когда Ерофеева обменяли на Савченко, дело было приостановлено. Но не так давно я взялась за защиту волонтера Сергея Максимца, которого пытались привлечь к ответственности, и сфабрикованное во времена Ерофеева дело опять пустили в ход», — сказала Соколовская.

А ее коллега Ростислав Кравец добавляет: в последнее время также участились попытки силовиков получить доступ к адвокатской тайне: «Делается это через суд, просится разрешение на изъятие у адвокатов документов, компьютеров, личных записей, и, к сожалению, несмотря на запреты закона, некоторые суды удовлетворяют подобные иски».

ДЕЛО В ПОЛИТИКЕ

В то же время адвокаты уверяют, что давление на них началось с появлением массы политических дел. «Я являюсь практикующим адвокатом с 2009 года. Были разные клиенты, дела, но такой наглости и грубого игнорирования законов не было», - говорит Соколовская.

Согласен с мнением коллеги и адвокат Войченко: «Когда я пришел в прокуратуру в 2002 году, действовали абсолютно другие нравы и понятия. Осуществить обыск у адвоката считалось ударом ниже пояса, игра не по правилам. Такого следователя презирали бы даже свои. Это все появилось одновременно с валом политических дел».

Адвокат Иван Либерман отметил, что многие его коллеги сейчас настолько запуганы, что, несмотря на очень высокие гонорары, вынуждены отказывать некоторым в предоставлении правовой помощи, боясь последствий. «Если у подсудимого хороший защитник и это не нравится силовикам, они могут делать все, чтобы его убрать или заменить. Сейчас машина правосудия, как комбайн, идет против неугодных политиков, следующий этап — эксперты, нотариусы и адвокаты, третий — журналисты, которым захотят закрыть рот. Почистив эти три сферы, можно свободно быть диктатором», — резюмирует Либерман.

Антон Дранник

Источник :http://naspravdi.info/novosti/my-na-kryuchke-i-dolzhny-boyatsya-kak-v-ukraine-siloviki-zapugivayut-advokatov