Menu


Какие заговоры свержения Гитлера были у генералов вермахта

Некоторые авторы, разрабатывающие «теорию заговора» (например, Арсен Мартиросян, Олег Козинкин), доказывают, будто в начале Великой Отечественной войны маршал Тимошенко и генерал Жуков подстроили поражения РККА, чтобы легче было убрать Сталина. Называют еще некоторые предполагаемые фамилии заговорщиков – например, расстрелянных Сталиным в июле 1941 года руководителей Западного фронта генералов Павлова, Климовских, Коробкова и Григорьева, а также маршала Кулика.

Мотивы и средства заговорщиков

Но если обратиться к истории Германии, то там мы увидим не мифические, а вполне реальные военные заговоры против Гитлера. Помимо организованного военными покушения на фюрера 20 июля 1944 года едва не увенчавшегося успехом, точно известны еще минимум две неудачные попытки его устранения, также предпринятые представителями военных кругов. По меньшей мере с 1938 года в высшей военной элите Третьего рейха обсуждались планы переворота с целью свержения и ликвидации Гитлера, ведущего дело, как уже тогда представлялось умным людям, к катастрофе. В заговор были вовлечены такие чины, как начальники Генштаба Людвиг Бек и Франц Гальдер, главком Вальтер фон Браухич, позднее – прославленные генералы Федор фон Бок, Ханс фон Клюге, Эрвин Роммель. Об этом пишут Йоахим Фест, Уильям Ширер и другие известные историки

Поэтому можно предположить, что кто-то из военных чинов Третьего рейха мог в меру сил работать на поражение Германии для падения престижа Гитлера, расшатывания его режима и облегчения его свержения. Особенно в то время, когда перспектива безоговорочной капитуляции была зыбкой и оставалась надежда договориться о почетном мире. Такие генералы могли мешать Гитлеру добиться конечных целей в некоторых военных кампаниях.

Саботаж наступления на Западе

Где конкретно, в планировании и проведении каких операций вермахта можно заметить почерк заговорщиков? Всем было ясно с самого начала, что только быстрота действий Германии сможет обеспечить ей победу во Второй мировой войне, пока ее противники еще только собираются с силами. Во всех операциях начального периода войны нетрудно заметить тормозящую роль военных стратегов и аналитиков. Так, после разгрома Польши и соглашения с СССР в октябре 1939 года у Германии сразу высвободилось шесть десятков дивизий, больше двух тысяч танков и самолетов для переброски на Западный фронт. В это время у Англии еще не было армии как таковой, а Франция только начинала мобилизацию. Разгром англо-французских войск в мае-июне 1940 года был достигнут сравнительно легко. Но еще более легким он мог оказаться осенью 1939 года.

Однако по настоянию своих военных, постоянно ссылавшихся то на плохую погоду, то плохой подвоз снаряжения, Гитлер с ноября 1939 по январь 1940 года, как пишет генерал Курт Типпельскирх, двенадцать раз откладывал начало наступления на Западе, пока не отложил его в итоге до весны. Тем самым он не только дал противнику семь месяцев на лучшую организацию обороны. Он потерял их в общем ходе войны. Планы военных действий на Западе были составлены таким образом, что снижали вероятность полной победы вермахтаТолько по настоянию Гитлера был принят план, предусматривавший прижатие главных сил противника к Ла-Маншу, принесший позднее победу. Как вспоминал фельдмаршал Эрих Манштейн (тогда – генерал-лейтенант), одновременно и независимо от Гитлера предложивший аналогичную идею, если бы командованию западных держав не стали случайно известны в тот момент немецкие оперативные планы, то Генштаб не стал бы их менять на план Гитлера—Манштейна.

Авантюрная идея десанта на Британские острова

После разгрома Франции встал вопрос о направлении дальнейших действий. Тут командование сухопутной армии во главе с Браухичем и Гальдером, ранее боявшееся активных действий против Франции, стало настаивать на рискованной высадке десанта в Англии, хотя флот не мог обеспечить прикрытие этой операции. Неудача десанта, весьма вероятная, могла лишить Германию значительной части сухопутной армии. Одновременно с этим никто не предлагал развертывания операций в Северной Африке и на Ближнем Востоке с выходом в «мягкое подбрюшье» Британской империи. Там немцы могли рассчитывать на быстрые успехи небольшими силами. За них ратовал один Манштейн, но он занимал тогда еще незначительный пост. Немцы активизировались в Северной Африке только весной 1941 года. Причем операции Роммеля, который легко прорывал британскую оборону, но потом внезапно останавливался, еще требуют критического изучения.

План «Барбаросса» – классический пример профессионального саботажа

Роковым решением Гитлера было решение напасть на Советский Союз. Свидетельства о том, как оно возникло, весьма противоречивы. Известно лишь, что ни одного возражающего голоса в среде высших военных не было. Это несмотря на заветы Бисмарка, предостерегавшего от войны с Россией, и на печальный опыт Первой мировой войны. Сам план «Барбаросса», составлявшийся профессиональными военными во главе с Гальдером, а Гитлером лишь подписанный, вызывает недоумение. Он не предусматривал никаких действий на случай, если бы вермахту не удалось выполнить первое условие плана, а именно разбить главные силы советских армий в приграничных сражениях в первые полтора месяца войны.

Что следовало делать, если бы РККА удалось отойти из западных регионов СССР на восток? Как быть, если после захвата Москвы и Ленинграда СССР будет продолжать упорное сопротивление? Ответа на эти вопросы план «Барбаросса» не давал.

По существу это был не военный план, а халтурная отписка генералов в ответ на задание разработать практический план войны с Советским Союзом. Ввязавшись в битву по этому «плану», Третий рейх заплатил своим существованием. Уже в конце июля 1941 года вермахт встретился с возрастающим сопротивлением Советского Союза, который воздержался от того, чтобы бросить все свои силы в первые приграничные бои.

Тогда перед Гитлером и возник этот вопрос: что делать дальше? Генералы во главе с Гейнцем Гудерианом советовали немедленно маршировать на Москву. При этом над флангом немецких войск нависала бы советская группировка в районе Киева. Советское командование могло использовать ее двояко: как для удара по немцам, так и для усиления войск, обороняющих Москву.

По всем канонам военной науки, немцы могли наступать на Москву лишь после предварительной ликвидации киевской группировки Красной армии. Однако Гитлер потратил примерно месяц на то, чтобы добиться от военных согласия на выполнение этой задачи. Этот месяц был для Третьего рейха потерян. Организованный саботаж генералов вермахта стал одной из основных причин срыва планов взятия Москвы до наступления зимы.

Какие заговоры свержения Гитлера были у генералов вермахта


Наверх