Menu


Савченко: Украинцы не боятся критиковать свою власть, не то что россияне


Кажется, будто два года в российской тюрьме никак не повлияли на ее вызывающую манеру поведения.

«Я свободна!» – кричала на камеру бывший пилот украинской армии. «Но мне еще и очень жаль матерей, чьи дети никогда не вернутся с фронта», – добавила она.

Надя Савченко уже давно стала символом украинского национального сопротивления, но в интервью CNN, – одном из первых после того, как ее освободили при обмене осужденными, – она рассказала о своих стремлениях стать также и национальным лидером Украины.

МЭТЬЮ ЧАНС, корреспондент CNN: На Украине Вы теперь, конечно, национальный герой. Кроме того Вы уже член украинского парламента, Рады. Каковы Ваши политические амбиции? Планируете ли Вы занять пост президента страны?

НАДЕЖДА САВЧЕНКО, украинская летчица: Я считаю себя военным человеком, но если народу понадобится, чтобы я стала президентом, я стану президентом. На благо Украины я сделаю все, что угодно, как на поле боя, так и в политике.

В разгар битвы на востоке Украины произошло роковое событие. В России Савченко признали виновной в наведении истребителя на группу пророссийский повстанцев, которых сопровождала съемочная группа российского телевидения. Российский репортер и звукорежиссер были убиты.

Затем, по словам критиков, прошел показательный суд. Савченко всегда заявляла о своей невиновности. Защита подчеркивала, что в плен ее взяли не в тот момент, когда произошла атака. Но суд все равно приговорил ее к двадцати двум годам. Кремль заявляет, что обмен осужденными был одобрен только после того, как президент Путин услышал призыв к милосердию от вдов погибших журналистов.

МЭТЬЮ ЧАНС: Объявляя о вашем прощении, российский президент Путин заявил, что он надеется, что этот жест станет шагом к снижению напряжения в зоне конфликта. Вы думаете, это так? Вы думаете, это шаг в правильном направлении?

НАДЕЖДА САВЧЕНКО: Если президент Путин сказал, что это жест, это не поможет. Это правильный шаг, но от них зависит, какими будут остальные шаги. Поможет ли это разрешить конфликт? Я надеюсь, поможет. Я надеюсь, это поможет достичь компромисса между всеми сторонами.

На Украине освобождение военного героя – это редкая политическая победа президента страны, которого многие разочарованные украинцы считают неспособным провести реформы, а политические оппоненты критикуют за то, что он идет на слишком большие уступки в переговорах с Россией.

МЭТЬЮ ЧАНС: Как вы думаете, вы были бы лучшем президентом, чем нынешний лидер Петр Порошенко?

НАДЕЖДА САВЧЕНКО: Хороший вопрос! Наш народ не боится критиковать президента, в отличие от россиян. Если я что-то сделаю и затем смогу сказать кому-либо, что сделала это лучше них, у меня будет возможность их критиковать. Но сейчас я не буду говорить о том, стану ли я лучше кого-нибудь. Время покажет.

Каковы реальные шансы Надежды Савченко войти в большую украинскую политику?

С этим вопросом редакция НА «Харьков» обратилась к Ростиславу Ищенко, политологу.

«Если народ захочет, чтобы она стала президентом, то она им станет. Если народ захочет, то и я могу стать президентом. Так что в этом отношении она абсолютно права. С другой стороны, с точки зрения интеграции в украинскую политику у неё нет абсолютно никаких перспектив. Она – неадекватный и неуправляемый человек, а значит она не может ни создать свою политическую команду, ни войти в чью-то другую», — приводит свою точку зрения политолог.

25 мая 2016 года Надежда Савченко была помилована указом президента России Владимира Путина. В тот же день на президентском самолёте Петра Порошенко Савченко доставили из Ростова-на-Дону в Киев.

Внимание со стороны прессы, политиков и простых граждан Украины, которым Надежда Савченко пользуется сейчас, вскоре иссякнет, полагает Ищенко. Любая шумиха рано или поздно сдувается. Со временем спадёт и шум вокруг Савченко.

«Тем более что здесь можно раскрутит? Вернулась и вернулась. Можно день кричать «Победили!», можно два, можно пять дней. Но и всё. Насколько я понимаю, шумиха вокруг Савченко уже сегодня больше присутствует в российских средствах массовой информации, нежели в украинских», — продолжает он.

Конечно, в украинской политики хватает одиозных политиков, падких на громкие заявления наподобие тех, которые делает Савченко. Взять, к примеру, того же Олега Ляшко. Тем не менее между всеми ними и бывшей наводчицей, считает политолог, существует принципиальная разница. Проблема Савченко не в том, что она одиозна, повторяет Ищенко, а в том, что она совершенно неуправляема.

«Одиозный персонаж и персонаж, совершенно не управляемый, — это разные вещи. Одиозный персонаж, которым, тем не менее, можно управлять, не просто вписывается, но является неотъемлемым членом любой политической команды. Таких персонажей можно найти в почти любой политической партии – в России, на Украине, в Соединённых Штатах и во Франции, где угодно. Местные клоуны, истерики и так далее нужны везде и всегда. Они неотъемлемая часть политического процесса», — заявляет Ростислав Ищенко.

«Но неуправляемый персонаж – более сложная фигура. Если вы не знаете, что сделает человек через две минуты, то он в политике опасен и для вас. Вдруг он вас покусает, или сделает заявление, которое для вас невыгодно и вас дискредитирует? И это всё после того, как вы за руку приведёте его в политику. Потому с неуправляемыми и непрогнозируемыми персонажами в политике не работают», — добавляет он.

Савченко — народных депутат Верховной Рады Украины от партии «Батькивщина». По её возвращению в киевском аэропорту Борисполь, в числе прочих, её встречала и сама Юлия Тимошенко.

На этом фоне, полагает Ищенко, Савченко не светит не то, что президентская должность, но также и хоть какое-то более менее складное будущее в партии «Батькивщина» — той самой, из которой она недавно обязалась не выходить.

«Я думаю, что они исключат её. Скорее, она сама может оттуда выйти. Всё же, Савченко – человек, который постоянно делает какие-то резкие и громкие заявления. На Юлию Владимировну (Тимошенко, — прим.ред.) она уже бросилась непосредственно в момент прибытия. Так что и партию «Батькивщина» она вполне может покинуть самостоятельно. Исключать её незачем, её просто могут «выключить» из информационного процесса. Или они вообще сделать вид, что здесь не причём, и пусть Порошенко сам с ней мучается», — резюмирует Ищенко.

В каком-то смысле, учитывая её характер и крайнюю неадекватность, считает Ростислав Ищенко, забвение и исключения из информационного пространства – лучшее, на что Савченко может надеяться.

«Это единственный выход для украинских политиков. Здесь есть два варианта. Или можно «выключить» её из информационного процесса, или, если это не получается, «выключить» её из жизни. Савченко, прибывающая в активной информационной сфере, несёт угрозу любому украинскому политику – причём никто из них не знает, когда она на него бросится и с какими последствиями. Когда человек несёт угрозу всем, то, как правило, он достаточно быстро исчезает», — подводит итог Ростислав Ищенко.


Наверх