Menu

Был про-украинец, а стал ополченец - "Оказалось, что той Украины, которая была раньше, больше нет"

Был про-украинец, а стал ополченец - "Оказалось, что той Украины, которая была раньше, больше нет"

Мой про-украинский знакомый ушел в антифашистское ополчение

Вчера пошел на рынок, купить сердцевину для замка в квартиру, которую мы теперь будем арендовать, и увидел там своего знакомого Серегу, который тоже покупал замок. Навесной только. Когда я его увидел в камуфляже, с шевроном «Новороссия» и еще каким то, войсковым, я чуть дар речи не потерял.

Серега когда то работал на предприятии, где и я работал, он там логистом был. Когда начинался весь этот наш замес, Серега придерживался про-украинской позиции. Не то что бы понад усе, убераллес кричал скачуще, просто говорил, что без Украины, отдельно, Донбасс жить не сможет, что должна быть цельная страна, и что зря весь этот референдум. Умеренным укром можно сказать был, хотя на отсоединение Крыма никак не реагировал вообще.

Жил он в Киевском районе, том, который с самого начала нашей войны активно обстреливается украинскими карателями, в июне или июле прошлого года он оттуда переехал в другой район, на Буденовку, к тетке. Связь с ним оборвалась где то в сентябре, когда он, заколотив ОСБ плитами оконные проемы своей квартиры в Киевском, в окнах которой к тому моменту и намека на стекла не осталось, а клеенчатого «остекления» хватало на неделю, перевез на Буденовку всё ценное из квартиры, и уехал пытать счастья в Одессу. Там у него какие то родственники живут. Вроде, как он говорил, работу предлагали там.

И вот вчера я его увидел. Поболтать к сожалению не удалось, перекурили только по одной, его машина ждала, уже, он на рынок специально за замком для склада ездил. Вкратце рассказал, что в Одессе он был до конца января. С работой не заладилось, коллектив, как он сказал, был сильно свидомый и к «домбасам» не сильно хорошо относился. Я удивился, кстати, ведь думал что в Одессе полегче с этим. Впрочем, про-российски настроенных, как сказал Серега, тоже немало, но они зашуганы и лишний раз лишнего слова не говорят.

Люди пропадают за инакомыслие, как он выразился. Естественно, это еще было в прошлом году, когда никаким Мишико- губернатором там и не пахло. Ушел Серега с той фирмы, другую, более менее приемлемую по деньгам рабту найти не смог. Да и мировоззрение своё, как оказалось, за очень сильно поменял, понял что никакой «единой» нет, как говорится на себе, прочувствовал. Своими глазами увидел и толпы украинских нацистов под красно черными знаменами.

Помню, не верил Серега, что такое на Украине возможно. Собрал остатки денег, и отправился назад, в Донецк. Тогда уже действовал «визовый режим» но не очень строго, за 200 гривен без проблем была выдана «разовая виза» прямо при проезде блок-поста. Может, донецкая прописка тому поспособствовала. Записался добровольцем, но медкомиссия не знала что с ним делать, с сердцем у него что то там и еще с чем то, я не силен в медицине.

В общем, на боевые его не направляли, поначалу, как сказал, был в охране конвоев, а в мае, учитывая его гражданскую специальность и опыт работы, перевели в военную логистику. Сильно не распространялся, чем именно занимался, да и времени пообщаться толком, повторюсь- не было. Вот так вот получилось. Был про-украинец, а стал ополченец. Забавно, но этому как раз таки поспособствовала Украина и отношение «истинных укров» к нам. Как он сам и сказал: «Ехал я в ту Украину, которую помнил, которая была раньше. А оказалось, что той Украины больше нет». Добавив что у нынешней «Укропии» будущего попросту нет.

Alexandrovsky-S