Menu

Польша присматривается к имуществу Галиции. Ожидается реституция

Для западной Украины, которая активней всех скакала на Майдане, приходит время познакомиться с настоящими европейскими ценностями под названием «реституция».

Польша начала присматриваться к имуществу Галиции, которую считает своей исторической территорией. Правда, в отличие от столь любимой галичанами люстрации, процесс реституции будет не таким уж забавным и в мусорных баках могут оказаться владельцы квартир и земель во Львове и окрестностях.

А судя по тому, что Украина объявила себя наследниками героев ОУН - УПА поляки еще и за Волынь спросят, где «борцы за независимость» вырезали более 200 тысяч их соотечественников. Но это в более отдаленной перспективе (пока же президент Коморовский, недавно посетивший Украину, легко простил героическим воякам-оуновцам волынскую резню).

А очень скоро западным областям Украины придется столкнуться с реституцией, причем грабить цвет нации придут не проклятые большевики, а паны-европейцы, что поможет смягчить боль расставания с нажитым имуществом. В Польше создана организация, которая займется вопросами возвращения владельцам бывшего польского имущества на территории Западной Украины. Об этом сообщил один из учредителей организации лидер партии «Смена» (Zmiana) Матеуш Пискорский. «Организация была официально учреждена вчера в Люблине. Что касается основных целей и задач, то они заключаются в правовом анализе возможности получения компенсации за утраченную недвижимость и другие виды собственности на территории Украины после 1938 года.

Это связано со стремлением украинского руководства к Ассоциации с Евросоюзом, выполнению норм ЕС в данной области. Если посмотреть на опыт Польши и других стран Восточной Европы, которые уже вступили в Евросоюз, то у них этот процесс уже завершен или уже завершается. Сейчас Украина объявляет официально, что она собирается соблюдать принципы ЕС, предусмотренные в соглашении об Ассоциации с ЕС, поэтому возникла идея создания структуры, которая будет заниматься сбором данных о возможных требованиях наследников и бывших владельцев имущества на территории Украины, и будет разрабатывать правовой и законный путь получения компенсации», — пояснил Пискорский.

К слову, опытом «получения компенсации» поделился житель Таллина Ян Грапп: «Я сам из Таллина и сам пострадал от реституции, попросту был выселен из квартиры в которой жил во втором поколении. Реституция шла у нас полным ходом с начала девяностых и закончилась в 2000-м году. Это было никак не связано со вступлением в ЕС, кстати в Евросоюз мы вступили только в 2004 году. Реституция проходила быстро и болезненно - документы особо не рассматривали, новым владельцам дали право взимать арендную плату (правда она была ограниченна по закону, но потолок был просто космическим), тем кто не платил, предлагали убраться куда-нибудь подальше. Справедливости ради, надо сказать, что потом, в начале 2000-х вынужденно выселенным предлагали социальное жилье (но без права выкупа или приватизации). В общем, потерпевших от реституции в Эстонии в итоге получилось около 100 000 человек (при населении 1,3 млн).

Потом, спустя 10 лет после окончания реституции кто-то из политиков поднял вопрос о том, что было все это сделано не гуманно, не законно и с сильным запахом коррупции, и надо провести расследование о правомочности проведенной реституции. Но этого политика быстро заткнули - уж больно много политиков, чиновников и даже наш действующий президент понавозвращали свое "кровное" добро под маркой этой проводимой акции справедливости». Вот такие они, европейские партнеры.

И жителям Львова, Тернополя, Коломыи, Ивано-Франковска вскоре придется весьма близко познакомиться с аппетитами «наследников» украинской собственности. Несложно заметить, что претензии Польша выдвинула сразу после принятия в ВР закона о декоммунизации, в результате которой Украина отменила саму себя. И, скорей всего, не случайно, польский президент Коморовский в этот день присутствовал в Раде и выступал перед депутатами, которые сами отдали собственную страну на растерзание.на земли Галичины претендуют 80 тысяч поляков: судебные иски уже выиграны, потомки собственников ждут нужных законов.

Ровные ряды аккуратных папок, в каждой из которых — сотни исторических справок, фотографий, архитектурных планов. В Ассоциации еврейских общин Украины знают адрес каждого дома, который когда-то принадлежал их соотечественникам в этой стране.

После присоединения Западной Украины к УССР в результате пакта Молотова-Риббентропа у евреев экспроприировали школы, больницы, клубы, синагоги. Теперь они твердо намерены все вернуть. Председатель Ассоциации еврейских организаций и общин Украины Иосиф Зисельс поясняет: "У нас есть 2500 объектов, и 800 – это бывшие синагоги. Это те здания, которые худо-бедно сохранились сегодня. Мы, конечно, ждем, когда будет закон о широкой реституции, и касается он не только еврейских общин, но и всех". Историки полагают, что самые большие аппетиты — у поляков. В ходе реституции вполне могут объявиться наследники земель и усадеб с еще дореволюционных времен.

"Полякам – подданным Российской империи и австрийского цесаря, если брать Галицию – принадлежали и земельные наделы, и промышленные производства, и предприятия, а если брать западные области, то и местные нефтяные месторождения", — напоминает старший научный сотрудник института Российской истории РАН Андрей Марчуков. По иронии судьбы, сильнее всего пострадают от реституции как раз жители Западной Украины, и их европейская мечта может обернуться юридическим капканом — придется отдавать имущество, изъятое меньше века назад.

До 1939 года Волынская, Ровенская, Львовская и Ивано-Франковская области были частью Польши.

Потенциальные наследники активно переписываются в Интернете. "Сорок гектаров и два дома в Волынской области – это, конечно, не в Баварии, но тоже неплохо. Как вы считаете? Говорят, что 80 000 поляков уже на низком старте, готовятся к аналогичному процессу в Галичине", — пишут они. На Украине не понимают, что реституция – это огромная, кропотливая и, мягко говоря, не слишком приятная работа. Сначала составляют списки отобранной собственности, затем принимают заявки. Впереди – тысячи судебных исков и многолетние тяжбы. А главное: государству и его гражданам нужно отдавать то, что они давно считают своим. Что может быть болезненнее для украинского менталитета?

 Реституция — ее важная и неотъемлемая составляющая, так что вскоре поляки напомнят о земельных латифундиях и сахарных заводах своих прадедов, которыми те владели в Киевской, Полтавской и Житомирской областях. Украина рискует лишиться трети своих пахотных земель.

Другой сосед, Венгрия, имеет серьезные виды на имущество в Закарпатье — документы на усадьбы и банки хранятся со времен Австрийской империи. Румыны составляют перечень унаследованных домов и земельных наделов в Северной Буковине и части Одесской области – это бывшая Южная Бессарабия, которая в 1940 году отошла к СССР.

Президент Российской ассоциации международного права Анатолий Капустин отмечает: "Совокупная стоимость этих объектов может быть настолько высока, что это может составить достаточно серьезные трудности для экономики Украины". Реституцией может быть и денежная компенсация наследнику, чья собственность испорчена или разрушена.

После падения Берлинской стены Германия потратила на это миллиарды. Сегодня бюджет Украины и без возвращения таких долгов трещит по швам, да и политическое положение страны стабильным не назовешь. Не исключено, что под ударом реституционного цунами Украина начнет – в территориальном и не только смысле – стремительно таять, словно кусок льда в кипятке.

Источники : http://antifashist.com http://nnm.me