Menu


«Никто не поверил СБУ»: почему украинские журналисты из «расстрельного» списка задумались о смене профессии


Журналисты из опубликованного на Украине «расстрельного списка сорока семи» не исключают, что на кого-то из них могут напасть, чтобы доказать подлинность «документа». Об этом они заявили в интервью RT. Сотрудники медиа подчёркивают, что СБУ таким образом пытается ограничить свободу слова. Некоторые даже задумываются о смене профессии, поскольку проводить резонансные расследования в стране «всё опаснее». Аналитики полагают, что истинные цели публикации перечня «потенциальных жертв» — до мартовских президентских выборов установить контроль над представителями СМИ, пишущими о коррупции, и повысить рейтинг спецслужб. Напомним, после инсценировки убийства Аркадия Бабченко СБУ объявила, что 47 журналистов находятся в опасности — их фамилии попали в чёрный список, якобы составленный Москвой.

Список журналистов, которых якобы планировали убить вслед за инсценировкой убийства Аркадия Бабченко, опубликованный украинским изданием «СТРАНА.ua», совпадает с тем документом, который находится в распоряжении СБУ. Об этом 6 июня сообщила СМИ пресс-служба ведомства. Силовики уже заявили, что по факту распространения списка возбуждено уголовное дело.

«Документ» изъяли 30 мая во время спецоперации по задержанию Бориса Германа, который якобы по заданию из Москвы организовал убийство российского журналиста Аркадия Бабченко. Чтобы выйти на след Германа, 29 мая украинские силовики инсценировали убийство Бабченко.

Список потенциальных жертв состоит из двух листов формата А4, на которых указаны фамилии, имена и отчества 47 украинских журналистов, блогеров и писателей, а также их даты рождения. Напротив некоторых имён — адрес проживания (порой неверный) и ссылка на личную страницу в Facebook.

«Становится всё опаснее»

Спецслужбы настаивают, что всем упомянутым в «документе» лицам грозит смертельная опасность. СБУ вызвала на допрос и предложила охрану всем фигурантам. Один из них в беседе с RT рассказал, что семь человек воспользовались охраной Нацполиции и один — СБУ.

«На допросе ничего особо не рассказывали, лишь сообщили, что моя фамилия есть в списке, настаивали на охране. У каждого журналиста появился свой «куратор» в силовом ведомстве, и все мы вынуждены были дать расписку «о неразглашении информации». Непонятно, грозит нам что-то на самом деле или нет», — сказал собеседник RT.

Другой сотрудник украинского СМИ, оказавшийся в списке, отметил в беседе с RT, что за последний год нескольким его коллегам неоднократно угрожали, они обращались за помощью в СБУ и Нацполицию.

«Вы думаете им дали защиту? Нет. А тут неизвестный список — и сразу охрана, помощь и встреча с руководством СБУ и ГПУ. Вся эта ситуация меня настораживает.

Если честно, я думаю бросить журналистику, поскольку мои источники попросили приостановить общение с ними. Они опасаются, что за мной установлена слежка СБУ. Сам я не опасаюсь, но мои родные очень боятся. И, честно говоря, писать правду и проводить журналистские расследования на Украине становится всё опаснее», — рассказал журналист в интервью RT.

Ещё один собеседник RT из «списка сорока семи» сообщил, что обсуждал этот вопрос с другими фигурантами.

«Мы пришли к выводу, что на одного из фигурантов могут напасть, чтобы доказать подлинность «документа». Никто же на самом деле не поверил СБУ. Это ужасно, конечно, что мы так думаем о собственных спецслужбах. Но, если честно, попадание в список вызывает страх, я начал постоянно оглядываться, а родители переживают и просят бросить журналистику. Я думаю на время залечь на дно и посмотреть, как будут дальше развиваться события», — поделился с RT своими опасениями журналист, специализирующийся на украинской внутренней политике.

Все спикеры RT из списка подчеркнули, что «понятия не имеют, почему они в нём оказались».

«В фарсе не участвовать»

 

Впрочем, СБУ смогла допросить не всех фигурантов. Например, писательница Лариса Ницой опубликовала открытое обращение к президенту Петру Порошенко и главе СБУ Василию Грицаку после допроса в ведомстве. Она потребовала объявить Грицаку выговор и провести служебное расследование против сотрудников СБУ, которые отказались общаться с ней на украинском языке. Давать показания она не стала.

«Я стояла и смотрела на этих двух работников «мне так удобно» и «полстраны разговаривает на русском», и я не верила, что нахожусь в Службе безопасности Украины», — написала она на своей странице в Facebook.

Бывший журналист российского издания, который сейчас сотрудничает с украинским «Новым временем», Иван Яковина рассказал, что СБУ долго не могла с ним связаться, следователи писали ему в Facebook.

«Замечу, что если СБУ не могла неделю найти меня, человека, не вылезающего из телевизора, то за судьбу всяких там преступников можно, видимо, вообще не беспокоиться — у них всё будет хорошо», — написал Яковина на своей странице в соцсети.

Шеф-редактор украинского издания «Левый берег» Ксения Василенко (работает под псевдонимом Соня Кошкина) написала в своём блоге, что не пойдёт на допрос в СБУ.

«Позже, узнав о происходившем на встрече, следующие дни посвятила анализу произошедшего. И приняла для себя следующее решение: никуда не ходить, ничего не подписывать, охрану не брать. В фарсе не участвовать», — заявила она.

Странности по списку

События, предшествовавшие появлению «списка сорока семи», и сам «документ» вызвали массу вопросов у представителей СМИ и экспертного сообщества.

30 мая на брифинге глава СБУ Василий Грицак заявил, что «организатор этого преступления говорил о необходимости устранения (вдумайтесь в цифру!) 30 человек на территории Украины». Но уже на следующей день стало известно, что в списке на 17 человек больше. К тому же перечень составлен довольно хаотично, отмечают эксперты. Так, напротив фамилии Павла Казарина указано, что он живёт в Крыму, хотя журналист уже давно переехал в Киев.

«Гласная слежка за представителями СМИ»

 

Директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии Денис Денисов в беседе с RT предположил, что вся эта история — попытка в преддверии президентских выборов на Украине сделать целый ряд журналистов более контролируемыми и управляемыми, ведь рейтинг Петра Порошенко без дополнительного участия может опуститься ниже 5,5% — такой результат, по данным опроса социологической группы «Рейтинг», был показан украинским президентом в апреле.

«Вероятнее всего, таким способом украинская власть хочет установить гласную слежку за представителями СМИ и быть осведомлённой в их профессиональной деятельности и в темах, которые они предполагают освещать. Можно оказать определённое давление на этих журналистов — когда твоя фамилия оказывается в подобном списке, то оптимизма это не прибавляет. Более половины фамилий там мало кто знает. И представлять это как некий «чёрный список РФ» как минимум странно, потому что у большинства его фигурантов резонансные материалы найти сложно», — прокомментировал ситуацию эксперт.

Как отметил в беседе с RT замдекана факультета мировой экономики и политики ВШЭ Андрей Суздальцев, «этот список напоминает скверный анекдот».

«Даже если представить, что заговор против 47 людей существует, как их всех убрать? Одновременно, за год, за два? Это надо направить в Киев 100—150 киллеров, что, согласитесь, просто маразм. Этот список родился на Украине, и попасть в него почётно. Речь идёт об антироссийском сговоре — он позволит поднять рейтинг определённых людей и СБУ, которая демонстрирует свою важность», — подытожил Суздальцев.

«Друзья, не знаете, а зачем преступники возле каждой фамилии журналиста год рождения и отчество написали? Чтобы случайно не убить однофамильца с другим годом рождения? Или перед убийствами они планировали проверять паспортные данные жертв?» — написал на своей странице в Facebook экс-заместитель главы администрации президента Андрей Портнов.

Главный редактор издания «РБК Украина» Сергей Щербина интересуется, почему в «списке сорока семи» нет главного героя скандального «убийства» с последующим разоблачением — журналиста Аркадия Бабченко.

Украинский журналист Александр Дубинский считает, что «просто скопировали список пресс-службы с днями рождения и перемешали».

В свою очередь, Ксения Василенко ставит под сомнение заявления Киева о том, что список составляли в России.

«Где экспертизы? Где подтверждения его, списка, правдивости? Где — российского его происхождения? Где доказательства того, что — на основе этой бумаги — мне действительно угрожает опасность?» — написала шеф-редактор «Левого берега». 

Главный редактор одного из украинских СМИ в разговоре с RT назвал обнародованный «документ» по меньшей мере странным.

«В нём есть люди, которые пишут про рынок вооружения, раскрывают схемы в окружении президента Петра Порошенко и ни разу не писали статьи о России и президенте Владимире Путине. Зачем тогда российской стороне заказывать их убийства? — удивляется собеседник RT. — Похоже, что в список действительно добавили критиков РФ, но основная цель — не они. Украинские силовики таким образом получают прекрасную возможность прослушивать разговоры и читать переписку журналистов, которые пишут о коррупционных схемах. И заниматься этим будут «кураторы» каждого представителя СМИ. Писать резонансные статьи при таком подходе себе дороже».

Источник :http://naspravdi.info/novosti/nikto-ne-poveril-sbu-pochemu-ukrainskie-zhurnalisty-iz-rasstrelnogo-spiska-zadumalis-o-smene




Наверх