Menu

ИноСМИ: Терпение западных партнеров по отношению к "красноречивому Порошенко" иссякает

ИноСМИ: Терпение западных партнеров по отношению к "красноречивому Порошенко" иссякает

В зарубежной прессе сейчас активно обсуждают реформы украинского президента Петра Порошенко: их прозрачность, своевременность и необходимость.

"Вести" предлагают своим читателям перевод статьи "Украинский президент затягивает давно запоздавшие реформы" от Neue Zürcher Zeitung ("Новой цюрихской газеты"): "После более чем трех лет с момента революционного перелома прошел условный запрет на критику украинского президента. Если сейчас Порошенко решительно не возьмется за реформы, то страна застрянет в болоте коррупции и старых связей. По крайне мере, Порошенко не пропустил того, как себя чувствует его народ.

"Недостаток доверия к институтам, как старым, так и новым, к правящим политикам и оппозиции перерастает в глубокое угнетение, апатию и депрессию". Таким образом президент Украины недавно описал перед парламентом общее самочувствие на третий год после революции, которая должна была освободить страну от старых связей и катапультировать ее в счастливое европейское будущее.

Порошенко говорил, что необходимо быстро предпринять вторую попытку в борьбе с коррупцией. Нужно устранить основу для любых разговоров о "мнимом откате реформ и начале контрреволюции". Это звучало так, будто говорит мудрый глава государства, который сам не имеет ничего общего с делами правительства. Но президент Украины принимает решения. Не только упрямые депутаты, но и он сам затягивает просроченные реформы и допускает такой расклад, при котором олигархи, старые деловые партнеры и союзники, как всегда орудуют за кулисами.

Неудивительно, что одной из первых жертв все чаще упоминаемой в Киеве "контрреволюции" являются те украинцы, которые на самом деле выступают за борьбу с коррупцией. Активисты неправительственных общественных организаций (НПО) подвергаются преследованиям и клевете, журналисты, проводящие собственные расследования о коррупции, сообщают о наблюдении.

Весной президент подписал законопроект о борьбе с коррупцией, который, помимо государственных служащих, отныне заставляет представителей НПО раскрывать доходы и активы. Мол, те, кто требовал прозрачности, должны сами придерживаться этого требования. Поскольку НПО и так отчитываются перед общественностью и донорами за использование своих средств, эта мера, по-видимому, служит, прежде всего, как инструмент личного запугивания.

В то же время военные были освобождены от этой обязанности: от среднего уровня и ниже.

 Клевета на активистов

Особенно выделяющаяся кампания по клевете была направлена против Киевского центра по борьбе с коррупцией, который потребовал от сотрудников СБУ опубликовать декларации об активах, которые находятся в ограниченном доступе. Затем один депутат обвинил эту НПО в присвоении американских денег. Налоговая полиция начала расследование. В средствах массовой информации появились сообщения о так называемых "грантоедах". НПО, получающие деньги из-за рубежа, аналогично поддаются клевете в России.

Дело не в том, что Украина ничего не сделала для устранения коррупции. По настоянию реформаторских сил в стране – при поддержке ЕС и Международного валютного фонда (МВФ) – внедрили обязательные декларации активов государственных служащих. По просьбе МВФ было создано Национальное бюро по борьбе с коррупцией (НАБУ). Вместе с недавно созданным прокурором по борьбе с коррупцией НАБУ может справиться с многим – если ему позволить. "Чем глубже мы расследуем, тем больше сопротивление", – сетует 38-летний руководитель НАБУ Артем Сытник.

Тем не менее, в этом году его бюро подготовило несколько сенсационных обвинений: весной – против Романа Насирова, главы государственной налоговой службы, которая, как говорят, покрывала преступную деятельность, и против влиятельного бывшего депутата Николая Мартыненко, который, по слухам, присвоил $17 млн. Осенью этого года НАБУ обвинило двух высокопоставленных чиновников Министерства обороны в растрате.

 Недавно был арестован сын министра внутренних дел, потому что он якобы участвовал в продаже для армии рюкзаков по завышенной стоимости. Его отец быстро пообещал проконтролировать "молодые органы по борьбе с коррупцией", которые, по его мнению, вмешиваются в политику. В Украине существует необычно большое количество предприятий, связанных с обороной, которые засекречены. Порошенко лично ветировал закон, который должен был это изменить.

Обвинения НАБУ не должны приводить к преждевременному оптимизму. Без независимого суда, специализирующегося на коррупции, работа следователей, вероятно, будет напрасной. В нормальных судах, как показал опыт последних нескольких лет, процессы затягиваются и, возможно, никогда не будут окончены. Тем не менее, Порошенко хвастается, что создает предложенный антикоррупционный суд, который, собственно говоря, должен начать работу к концу этого года.

Достаточно специальной палаты по коррупции в Верховном суде, заявил недавно президент. К тому же, такую палату можно создать быстрее. Поскольку МВФ отклонил это предложение, Порошенко теперь вынужден предлагать двойное решение: сначала должна быть создана палата, а затем независимый суд. Это, безусловно, не будет работать до президентских выборов 2019 года. Пока Порошенко не пугает коррумпированные элиты, он может надеяться на их поддержку в переизбрании.

Новая судебная реформа, которая сокращает сроки проведения расследований с пятнадцати лет до шести месяцев, вписывается в этот расчет. Для тех старых кадров, которые провинились во время режима прежнего президента Виктора Януковича и чьи судебные процессы тянулись долгие годы, это должно быть фактическим оправданием. Конечно, не случайно члены Оппозиционного блока – своеобразного резервуара для бывших сторонников Януковича – проголосовали за эту реформу. Законопроект, отменяющий иммунитет парламентариев, был одновременно направлен Радой в Конституционный суд. Тем самым его принятие может отодвинуться на много лет, опасаются многие в Киеве.

Критика Порошенко началась не в этом году. Не позднее, чем к началу 2016 года, когда министр экономики Айварас Абромавичюс сложил полномочия, потому что в его служебные обязанности вмешалось доверенное лицо и бывший бизнес-партнер президента, люди начали задаваться вопросом, насколько серьезно президент относится к своему обещанию реформ. Ранее Абромавичюс представил новую, прозрачную систему государственных закупок. Несколько других грузинских членов нового правительства также быстро бросились наутек. Вместо того, чтобы отменить господство клана, Порошенко создал свой собственный клан, жалуются его критики.

Когда Порошенко как первый олигарх встал на сторону революционеров в декабре 2013 года, демонстранты на Майдане сначала освистывали его. Богатый производитель шоколада и бывший министр неожиданно позиционировал себя как лидера движения против коррупции. Много кто опасался, что в этом случае пускают козла в огород. Но Порошенко медленно завоевал определенное доверие. Все-таки он за два года до революции отвернулся от Януковича и считался гораздо менее коррумпированным, чем другие олигархи.

 Конец терпения

Западные сторонники независимой Украины проявили много терпения к красноречивому бизнесмену. В конце концов, он остался наедине с войной против сепаратистов, поддерживаемых Россией. Теперь нельзя выдвигать чрезмерные требования. Болото, образовавшееся в течение десятилетий, не может высохнуть за ночь, даже если имеется желание сделать это.

Однако в последнее время речи западных политиков в Киеве стали более острыми. За ободряющими словами следуют все более срочные призывы вернуться на путь реформ. МВФ неоднократно отказывался от последовательных кредитных траншей для Украины, чтобы вынудить к внедрению важных реформ, таких как реформы пенсионного обеспечения и здравоохранения в октябре. Однако другие ключевые требования, такие как создание Антикоррупционного суда, Украина затягивает, несмотря на предупреждения МВФ. Теперь его представители говорят об "острой опасности" движения вспять.

 Как ни странно, для Украины именно медленное восстановление экономики может оказаться опасным. Если Киев может одалживать деньги на международных рынках, он больше не будет беспокоиться о требованиях МВФ в будущем. В этом году Европейский союз отказался от своей наиболее эффективной приманки, когда ввел безвизовый режим для украинцев.

Теперь сами украинцы должны требовать от своего правительства того, что оно пообещало после революции. По-прежнему нет нового протестного движения, которое может быть опасным для Порошенко. Всего 5 тысяч демонстрантов собрались перед Радой в этом октябре, тогда как в разгар Майдана было более 200 тысяч человек. Было бы фатально, если бы дух оптимизма прошлых лет окончательно превратился бы в угнетение, апатию и депрессию, которые описал Порошенко".

Роберт Виков

Источник :