Menu

Бесчеловечность украинского общества. Как развивается фашизм

Бесчеловечность украинского общества. Как развивается фашизм

Жуткая смерть в Киеве: двое крошечных детишек девять дней мучительно умирали от голода в запертой квартире, пока их мамаша где-то весело гуляла со своим любовником. Содеянное злодейство расстроило её лишь одним: что умер один ребенок, а не оба. И за это ей грозит лишь уголовная статья №135 УК Украины «оставление в опасности», наказание по которой ей будет смягчено в виду наличия у неё еще одного, грудного ребенка. Видимо, рожала она их только ради «материнских».

Ошеломляющая новость всколыхнула общественность, однако реакция на неё была весьма специфической. Практически оставив без внимания выяснение причин подобных трагедий, многие украинцы устроили в комментариях и блогах конкурс на самое жестокое и назидательное наказание для горе-мамаши. Похоже, что их больше всего увлекли фантазии о том, как более остроумно можно выколоть «око за око». И это пугает не меньше, чем само преступление…

А нам всё пофиг?

Несколько за рамками этого страшного ЧП оказались косвенные виновники смерти ребенка, к которым никто так и не предъявил даже моральных претензий. Во-первых, это соседи неблагополучной семьи. Они заверяли полицейских и журналистов в том, что никогда не замечали за ней ничего плохого – а точнее, не замечали вообще. И это очень характерная черта нашего времени!

Действительно, времена, когда соседи по площадке участвовали в жизни друг друга и были как близкие друзья или родственники, давно прошли. Живет кто-то в квартире напротив – и ладно, и если они не устраивают пьяные оргии с мордобоями, то на них просто не будут обращать внимание. Теперь общение с соседями свелось к «здасти» возле лифта, да периодическими ссорами с теми, кто затапливает нас или кого затапливаем мы. Поводов для близкого знакомства и дружеского общения почти не осталось, зато причин для стычек становится больше. Например, далеко не лучшим образом повлияла на отношения соседей автомобилизация страны: дележка придомовой территории под парковку стала одной из основных причин бытовых конфликтов.

Эта семья не имеет автомобиля, никого не затапливала и жила довольно тихо – а потому в глазах соседей она выглядела практически приличной. Конечно, если под приличием иметь в виду отсутствие досаждающих факторов. Однако когда запертые в квартире голодные малыши начали плакать и звать маму, а потом скрести пальчиками двери и пол, пытаясь выбраться наружу, кому-то из соседей это, видимо, помешало дремать после обеда. И он вызвал полицию.

Современная украинская полиция – это трагедия абсурда и черная комедия в одном флаконе. При этом её официальным приоритетным принципом является строгое соблюдение буквы закона, так сказать, в противовес «беспределу» бывшей милиции. У неё это получается неважно, но она очень старается! И вот прибывший на вызов полицейский позвонил в двери, за которыми плакали голодные малыши – а ему, естественно, никто не открыл. И полицейский, действуя согласно буквы закона, пожал плечами и ушел. И то верно: не поднимать же всех на ноги, не проникать незаконно в квартиру. Тем более, что соседи жаловались лишь на детский плачь, о котором в должностных инструкциях ничего не сказано.

А в итоге малыши стали жертвами не только сознательных преступных действий их мамаши, но и безучастия окружающих и бюрократического равнодушия полиции. И только ли они? Как показывает криминальная статистика, большинство грабежей, избиений и убийств совершается при полном безучастии окружающих, которые испуганно торопятся спрятаться, услышав шум конфликта и крики жертв. И многих из них можно было бы избежать, если бы мы не побоялись вступиться за жертву или хотя бы поддержать её своими криками.

Большинство силовых захватов органов власти и рейдерских налетов на предприятия тоже становятся возможными благодаря пассивному бездействию не только окружающих, но и работников этих учреждения и предприятий. Никто не решается дать отпор, боясь, что коллеги его не поддержат, и молодчики в масках просто забьют одинокого героя.

Это, так сказать, изложение фактов. Но каковы их причины? Почему «совковое» общество, которое многие называли тоталитарным именно из-за чрезмерно развитого социального коллективизма, рассыпалось в аморфную массу безразличных эгоистов и осторожных трусов? Говорить о естественных причинах нельзя: в природе любое стадо держится на принципе взаимовыручке, даже бараны сбиваются в кучу, чтобы противостоять волкам. Кивать на Запад тоже не стоит: при тамошней развитой индивидуальности уровень участия граждан там невероятно высок, просто проявляют они его своеобразно. В подобном случае с малышами там бы соседи трезвонили во все инстанции до тех пор, пока бы кто-то, наконец, не вскрыл квартиру – а потом бы вызвали социальную службу.

Постсоветское общество сильно изменилось во всех отношениях. Но в социальном оно просто деградировало, опустившись до уровня, когда не срабатывают даже элементарные принципы выживания – ни коллективного, ни индивидуального. «Как кроты, как крысы», - называют такое состояние людей в постапокалипсисе. И, похоже, он у нас уже наступил…

Милосердие без милосердия

Весной 2014 года, когда на Востоке Украины начались военные действия, по всей стране развернулось волонтерское движение. В него, конечно же, сразу же включились мошенники разных мастей, которые пытались «заработать» на сборе пожертвований или закупках снаряжения, однако настоящих волонтеров было все-таки в разы больше. Не только состоятельные украинцы покупали от щедрот своих подержанный джип или контейнер с теплым бельем, но и тысячи простых людей вносили свои посильные лепты, кто сколько может. И все вместе они оказали огромную помощь украинским силовикам: ВСУ, Нацгвардии, добробатам, военным госпиталям.

Казалось бы, это повод для гордости и торжественных речей о том, что украинцы состоялись как единая нация небезразличных людей. Но, увы! Действительно, по статистике 75% волонтерской помощи было оказано украинским силовикам, и лишь около 25% - пострадавшим в ходе конфликта гражданским лицам. Из этих 25% подавляющее большинство помощи было оказано населению по эту сторону фронта. И хотя по ту сторону тоже живут украинские граждане, которые официально (!) являются «оккупированными террористами», они практически не могут рассчитывать на волонтерскую поддержку с Большой Земли.

И дело не только в том, что провести им лекарства или продукты через блокпосты просто нереально - и украинским волонтерам приходится помогать, например, больницам Луганска через Россию (закупая все там и завозя в «республики»), рискуя при этом быть арестованными СБУ как «спонсоры террористов». Дело еще в том, что в Украине почти нереально организовать открытый сбор средств для помощи оккупированному населению Луганска и Донецка. В лучшем случае это завершится нападением закамуфлированных «патриотических титушек», орущих «ах ты, сука сепарская!». В худшем – арестом и долгими попытками убедить следователей СБУ, что вы не являетесь главным финансистом Плотницкого. Поэтому помогающие луганчанам (не сепаратистам) украинские волонтеры делают это тайно, собирая средства только среди своих знакомых.

Ну, ладно – СБУ просто выполняет возложенную на неё властью задачу. Но ведь даже без этого препятствия коробки с надписями «для пенсионеров Луганска» вряд ли бы наполнялись гривнами. Можно было бы сказать, что желающих помочь «донбасянам» и «вате» украинцев очень немного – и чем дальше на запад от зоны АТО, тем меньше их процент. В какой-то мере это верно, однако почему-то думается, что это лишь оправдание, отговорка. «Пусть сгорит та вата!» - рявкнет вам в сердцах «патриот» из Житомира, но попросите у него помощи для детской больницы Львова, и он тоже придумает какую-то причину для того, чтобы не открывать свой кошелек.

То есть тут дело не столько в разделении на «свой-чужой» и нежелании оказывать помощь «чужим» пострадавшим, сколько в нежелании оказывать помощь пострадавшим вообще. Почему? Причин - не отговорок, а именно причин – много, в том числе банальное «не хочу», как у профессора Преображенского. Вот только ответить так прямо и честно решаются немногие.

А что движет украинцами, помогающими солдатам и добробатовцев? Патриотизм или боязнь того, что сепаратисты дойдут до Киева? Нет, здесь основополагающим является психологический принцип «солдат бьет врагов». Это он толкает волонтеров покупать ночные прицелы для снайперов, а не инсулин для диабетиков. Можно долго рассказывать, как украинские бригады и батальоны грудью защищают Европу от «русского мира», но за всем этим стоит желание поддержать того, кто «бьет врагов». Эдакая сублимация собственного нереализованного желания вбить кого-то в землю по самую макушку.

А теперь сопоставим масштабы помощи пострадавшему гражданскому населению (включая переселенцев) и силовикам. И мы увидим, что украинцев, желающих способствовать смерти врага, в разы больше, чем желающих помочь пострадавшему в этой войне гражданскому населению - особенно оставшемуся «на той стороне». И это выглядит как-то ненормально, поскольку говорит о значительном перевесе агрессивности над гуманизмом. Подчеркнем: в отношении собственных же сограждан.

Братья наши меньшие

«Страдания делают нас людьми», - считал один из главных героев нового мега-популярного сериала «Мир Дикого Запада». С этой мыслью нельзя не согласится, однако думается, что она незакончена. Страдания могут быть собственными, а могут быть и чужими, да и реакция на них бывает разной.

Печальным примером этому стало дело т.н. «хабаровских живодерок», также, увы, являющееся лишь одним из многих подобных. Причем, в России уголовные дела по статьям УК о жестоком обращении с животными открывают намного чаще, чем в Украине – и не потому, что там больше живодеров, а потому, что у нас в последние годы этому вопросу почти не уделяют внимания. Мол, война идет, не до защиты животных!

«Разве в СССР некоторые подростки не мучили кошек?!» - такой резонный вопросу вызвал этот случай некоторых обывателей. Действительно, мучили. И не только в СССР, но и до него, при «царском режиме». Но не хвастались своей жестокостью перед сверстниками, хотя могли бы делать это без всякого Ютуба и Фейсбука. А вот в наше время модераторы этих ресурсов устают подчищать их от подобного рода шокирующих фото и видео.

По сути, называть это садизмом неверно. Психологи отмечают, что садизм сопровождается проявлением специфических чувств: эйфории, ярости, удовлетворения и т.д. А большинство современных юных живодеров проявляют либо тупое «веселье», либо подчеркнутое безразличие – они не просто издеваются, они «прикалываются». И не только над бедными котятами и щенками: намного чаще в Интернете можно встретить видео травли школьниками своих одноклассников или даже учителей. Но тут уже нужно винить древний стайный инстинкт – который в наше время проявляется почему-то только тогда, когда нужно заклевать своего, а не защитить его.

Этот инстинкт присущ не только глупым подросткам, но и уже состоявшимся как личности взрослым. Помните, как в свое время, критикуя призывную армию с её «дедовщиной», в Украине агитировали за контрактную – мол, там таких проблем не будет! А еще вспоминали вечно воюющий ЦАХАЛ, где «неуставных» конфликтов между солдатами нет в принципе. Но вот сейчас у Украины есть воюющая контрактная армия, набранная из взрослых мужчин, а уровень взаимоотношений её бойцов достиг критической черты. Такого количества «небоевых» потерь не было в нашей истории никогда, командиры частей просто устают списывать их на самоубийства, несчастные случаи, подрывы на минах и налеты вражеских ДРГ. В Афганистане (последняя советская война) такого не было!

Что происходит, ведь это явный и опасный кризис? А командованию, защищенному от своих подчиненных комендантскими ротами и личной охраной, на это «подбать». Вопиющий случай произошел недавно в 54-й бригаде: в её штабе собрал совещание замкомандующего оперативной группы «Донецк» полковник Юрий Лакша, у которого попросил помощи в наведении дисциплины капитан Прокопчук (военный инженер, фортификатор, сапер, изобретатель от Бога). В ответ полковник… послал капитана на три буквы и предложил пойти застрелиться.

А вот еще один негативный армейский случай, приоткрывший негативную сторону нашего общества. Летом из почти двухлетнего плена сепаратистов был освобожден полковник ВСУ Иван Безъязыков, который вскоре вновь оказался в камере – теперь уже СБУ. Ему начали шить шпионаж и измену родине по старому принципу «отчего ж ты, сука, в танке не сгорел?», и при этом большинство отечественных ура-патриотов поверило в это еще недоказанное обвинение, и со злорадством начало бросаться комментариями типа «попался, иуда» и «молодцы ребята из СБУ». Самое мерзкое в этом то, что эти самые люди еще пару лет назад с таким же азартным негодованием осуждали сталинский режим, в частности называя «НКВДшным бредом» обвинения освобожденных советских военнопленных в измене и сотрудничестве с немцами. Какое выразительное лицемерие людей, считающих себя «истинными патриотами»!

Но вернемся к братьям нашим меньшим. Интересно, как изменилось наше отношение к домашним (и не только) животным за последние четверть века: оно, как бы это выразиться, радикализовалось – и в положительную, и в отрицательную сторону. Они перестали быть просто бесплатными сторожами и ловцами мышей, они стали нашими друзьями, и по степени любви или ненависти, которые к ним проявляют, оставили позади самих людей. Печальная история «Белым Бим, Черное Ухо» была типичной для СССР, в наше же время Бимка, скорее всего, очень быстро нашел бы себе новых хозяев, но вместе с тем рисковал бы быть отравленным или застреленным «догхантерами». Последние – это типичное постсоветское явление, еще одно проявление искореженной психики наших современников.

Однако у «догхантеров» есть и антиподы. Как все мы все заметили, статус домашних питомцев теперь повысился до «членов семьи», причем самых почетных. В советское время это могло вызвать недоумение, а еще раньше вообще считалось грехом, теперь же мы воспринимает это как норму - по крайней мере, те, кто любит животных. И в этом нет ничего предрассудительного: наконец-то человек начал понимать ошибочность антропоцентризма, и даже соглашаться, что в чем-то животные намного лучше нас. Однако некоторые наши соотечественники пошли дальше, и на почве своей любви к животным стали радикальными мизантропами. А это уже, в свою очередь, становится причиной многочисленных конфликтов «собачников» и «кошатников» с окружающими.

«Яйцеголовый фашизм»

Современному постсоветскому обществу вообще присуще видеть врага в любом, кто с ним не соглашается и имеет иное мнение. Добавим сюда вышеупомянутые агрессивность и повышенную склонность к жестокости, низкий уровень гуманности, безразличие к проблемам окружающих, гипертрофированный эгоизм – и еще с дюжину неназванных негативных черт. С украинцами, равно как и с их постсоветскими соседями, явно что-то не так: за 25 лет их ментальное развитие пошло по какому-то боковому и тупиковому пути. Азиатские и византийские «скрепы» отвергли, «совковые» уставы высмеяли, но и к европейским ценностям не приобщились. Утратили свое, но и чужому не научились.

Когда-то в Европе говорили, что в СССР создали «извращенный социализм», который имел к каноническому марксизму такое же отношение, как испанская инквизиция к Новому Завету. Думается, что скоро в Европе придут к выводу, что в ряде постсоветских стран, в том числе в Украине, построены извращенный капитализм и еще более извращенная демократия. Впрочем, то, что европейцев кажется извращением, для украинцев является национальной традицией (равно как и наоборот).

Хотелось бы обратить внимание на одну из черт создаваемого «извращения», только-только проявляющуюся, но обещающую создать большие проблемы уже в ближайшем будущем: это т.н. «яйцеголовый фашизм». Что это такое? Во-первых, стоит пояснить, что модным нынче словом «фашизм» у нас сейчас называют практически любые проявления агрессивной нетерпимости или безжалостной жестокости. Поэтому не стоит крючкотворствовать и, тыкая пальчиком в словарь, заявлять, что «фашизм имеет иное определение».

Такой «фашизм» можно усмотреть в высказываниях и действиях разных социальных групп и политических движений: бандитов 90-х, коррумпированной милиции «нулевых», сменяющих друг друга «режимов», национал-радикалов и сепаратистов-шовинистов, а также заносчивой элиты с её еще более заносчивыми детками-мажорчиками. Все они могли запросто переехать через простого обывателя (даже в буквальном смысле) лишь брезгливо поморщившись. Теперь об этом мечтают т.н. «яйцеголовые» или, как их еще называют, «белые воротнички». Это растущая общность единомышеленников из числа офисных или надомных работников, с высшим образованием (или даже двумя) и либерально-рыночными взглядами, очень кичащиеся своей профессией программиста или аудит-менеджера, и считающие себя недооцененной элитой общества. Недооцененной не столько в плане зарплаты (как правило, у них она намного выше средней), сколько в своем социальном статусе.

Их претензии на право считаться самой прозападной, а потому и самой продвинутой частью общества, которая держит на своих плечах экономику и лучше всех знает правильный политический курс, вполне нормальны. Ведь кто из украинцев не считает, что он кормит остальных и мог бы стать лучшим из всех гетманов! Однако при этом они хотели бы монополизировать это право и лишить его другие социальные группы – в первую очередь «быдло» (всех кому не повезло зарабатывать умственным трудом) и «иждивенцев» (пенсионеров, безработных, получателей пособий). Кроме того, они выступают за максимальное сокращение налогов за счет, опять же, максимального сокращения социальных трат бюджета.

Это не байки: в интернете можно встретить немало людей, выступающих с подобными идеями (особенно ненавидя «пенсов» и шахтеров) и подчеркнуто относящих себя к «белым воротничкам». При этом заявляя, что это не просто их мнение, а будущее постиндустриального глобального мира и либерального общества. Если вчитаться в их бред, то можно увидеть там эдаким компот из обрывков разных концепций: «свободного общества» Сороса, «либеральной Америки» Клинтон, теории «золотого миллиарда» и пр.

Так вот беда в том, что такие отдельные украинцы мечтают стать эдаким «золотым миллионом» Украины, возвысившись над своими согражданами. Не просто преуспеть в жизни, стать богаче других и поплевывать на них из окна «лексуса», но и отобрать у них права и социальные пособия. Вот почему такие идеи называют «яйцеголовым фашизмом». И хотя пока что это выглядят лишь как пустая болтовня засидевшихся допоздна «юзеров», стоит вспомнить, что каких-то десять лет назад таким же бредом «флудящих малолеток» казались высказывания будущих национал-радикалов и сепаратистов. А ведь у «яйцелоговых» больше возможностей реализовать свои идеи!

Если вы хотите понять, зачем им это, то заодно спросите себя, почему наше общество стало циничным, безразличным, агрессивным, лицемерным – и т.д и т.п. И почему эта длящаяся уже много лет трансформация уже давно перестала нас удивлять и беспокоить.

Источник :http://from-ua.com/articles/393362-utratilo-li-chelovechnost-postsovetskoe-obschestvo.html .