Menu

Крыму идет быть российским

Крыму идет быть российским

Государство Украина запрещала Крыму его язык и культуру. Государство Украина запрещало Крыму быть собой. Не вышло

Крыму очень идет быть российским.

Русским он был и раньше.

Украинские рекламные надписи в Крыму смотрелись чужеродно. Законодательство Украины в этой области постепенно ужесточалось, и по всей Украине с годами становилось все больше и больше украинских вывесок.

Крым не сдавался. Крым был русскоязычным. Крым говорил по-русски: голосами своих людей, вывесками на супермаркетах, табличками на стенах домой.

Крым учил школьников стихам Пушкина и Есенина на русском языке, тогда как даже в харьковских школах появлялись чудовищные переводы: «Відгомоніла золота діброва». Отговорила, значит, роща золотая.

Крым голосовал за коммунистов. Не столько потому, что Коммунистическая партия Украины реально защищала интересы населения, сколько по той причиной, что Крым хотел назад. Домой. В Советский Союз, в русскую культуру, подальше от этой новой для него культуры украинской.

Не было в Крыму никогда украинской культуры. Когда-то давно он был татарским. Потом русским. Потом советским. В процессе советского бытия он вроде бы как юридически переподчинился Украине, но на деле никто этого не заметил. Все мы тогда были один советский народ.

А потом Украина стала независимой, и украинский язык, украинский национализм, украинская культура стали навязываться удивленному Крыму.

В украинских школьных учебниках много возмущенных страниц посвящено якобы насильственной русификации Украины. Но с Крымом поступали жестче. Больше двадцати лет украинство вталкивали в глотку Крыму через перешеек.

Восемьдесят шесть процентов крымчан отмечали себя в опросах русскими по национальности.

Примерно сто процентов крымчан говорили по-русски.

С украинизацией как-то не получалось.

Когда начался Майдан, крымчане решили ехать в Киев. Не на Майдан, естественно, на Антимайдан. Автобус остановили. Крымчан побили и завернули.

Русской Весне не оставили иного выбора, кроме как наступать.

Киев сделал свой выбор. Крым тоже. Киев делал выбор на своей территории. Крым — на своей.

Крыму тогда не дали возможности заявить о себе как о субъекте государства Украина. Его просто не захотели слушать. Его развернули, остановили и заткнули ему рот. Донбассу, к слову, тоже.

И Крым уплыл. А что ему еще оставалось? Государство Украина не хотело слышать его, не признавало его точку зрения, отказывало ему в праве на самоопределение. Государство Украина запрещало Крыму его язык и культуру. Государство Украина запрещало Крыму быть собой.

Не вышло.

Язык и культура — это едва ли не основополагающие краеугольные камни национальной принадлежности. Крым был и есть — русский. Крым был и есть — наш. Только сейчас это закреплено официально.

Мы — носители русского языка и русской культуры. Украина отказывается от них в массовом порядке. Что ж, печально за Украину, но это ее выбор.

Точно так же, как выбор Крыма — быть русским.

Анна Долгарева