Menu


Эрдогану указали на дверь

Что на деле означает экономическая война с Турцией, чем она обернется для Анкары и Москвы?

— Санкции создают Турции серьезные проблемы, — считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Скажем, если мы свернем строительство атомной электростанции «Аккую» на южном побережье Турции, или проект «Турецкий поток», Анкаре удастся найти новых партнеров в атомной энергетике и новых поставщиков «голубого топлива» далеко не сразу.

Но и без этих проектов потери торгового оборота Анкары намечаются солидные. Одно только решение о сокращении турпотока из России означает достаточно крупный вычет для турецкого ВВП. 

А это значит, что из Турции начнется отток капитала, и он непременно скажется на курсе турецкой лиры. Как ожидается, во второй половине декабря Федеральная резервная система (ФРС) США объявит об увеличении ключевой ставки. В этой ситуации все валюты развивающихся стран пойдут вниз, но теперь именно турецкая лира — кандидат номер один на серьезное ослабление. 

В целом, макроэкономические потери Турции от российских санкций по итогам 2015 года будут вполне выраженными. Думаю, уже в декабре убытки Анкары будут исчисляться сотнями миллионов долларов. 

Тем не менее, важно понимать: взаимные ограничительные меры — на среднесрочном горизонте — почти всегда игра вничью. Да, в ближайший месяц-другой Турция потеряет больше. Но в последующие месяцы и российская экономика понесет потери. 

— Наши санкции ослабят рубль? 

— Как раз нет. Рубль фундаментально зависит от нефти, а нефть вряд ли будет дешеветь. Думаю, в декабре рубль, как и все валюты развивающихся стран, отреагирует на повышение ставки ФРС. Возможно, российская валюта потеряет к доллару полтора-два рубля, но это будет краткосрочное колебание. Все-таки запас прочности рубля, по сравнению другими валютами развивающихся стран, несколько больше. И сегодня мировые финансовые игроки говорят о том, что у рубля хорошие шансы отыграть декабрьское падение. Потому что в предыдущие месяцы, начиная с зимы 2014 года, имело место превентивное — и очень существенное — ослабление российской валюты. 

Другими словами, мы эффект снижения отыграли, а лира — нет. Думаю, решение о вводе ограничительных мер против Турции принималось с учетом этого обстоятельства. 

— Тогда о каких потерях речь? 

— Турция — шестая страна по масштабам товарооборота с РФ. Этот показатель составляет около $30 млрд, а если учитывать услуги и деньги, которые оставляли российские туристы в Турции, — около $44 млрд. У нас есть несколько позиций в торговле с Анкарой, по которым счет идет на сотни миллионов долларов. Это импорт из Турции рыбы, фруктов и орехов, плюс импорт некоторых овощей — например, помидоров. 

Точечные сжатия товарной массы по этим позициям России придется довольно быстро замещать. Но поскольку сейчас не сезон урожая, нужно ждать несколько месяцев, пока «заказанные» РФ фрукты и овощи поспеют. 

Словом, замещение турецкого импорта, в конце концов, произойдет, но его результаты мы почувствуем лишь ближе к марту. 

Поэтому на продовольственном рынке РФ эффект от антитурецких санкций будет такой же, как от введения контрсанкций против еды из ЕС. Это означает ценовые «свечки» на отдельные продукты, и подскок инфляции в конце 2015 года. Эта инфляция начнется с отдельных рынков, но потом перекинется и на общий рост цен. Скорее всего, этот показатель превысит 13% по итогам года. Можно сказать, к нынешним прогнозам по инфляции нашего экономического блока теперь можно смело добавлять 1%. 

Это неприятное известие для нашей экономики. Инфляция создает дополнительные риски макроэкономической стабильности. Если вы получается подскок цен выше прогнозных оценок — пусть не слишком значительный — Центробанк России будет задерживать снижение ключевой ставки. А это означает, что у субъектов экономики по-прежнему не будет стимулов к расширению производства. 

Между тем, даже до инцидента с Турцией признаки восстановления российской экономики носили очень неустойчивый характер. Судите сами: ВВП в сентябре по отношению к августу вырос на 0,3%, а в октябре — только на 0,1%. По сути, сегодня можно снова говорить о стагнации в экономике, но теперь эта стагнация может быть усилена ощущением дополнительных рисков. 

А вот что касается ситуации на рынке труда — не думаю, что уход турецких компаний негативно скажется на строительстве. В этой отрасли ситуация далеко не благостная, а потому уход турков сыграет на руку российским застройщикам: одним конкурентом станет меньше… 

— Турция пострадает от санкций больше нас, — уверен директор Исследовательского центра «Ближний Восток-Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов. — В числе совместных российско-турецких проектов были не просто значимые проекты, но и предполагающие высокую степень политического доверия. Речь, прежде всего, о строительстве АЭС «Аккую» — на ее возведение мы выделяли Анкаре $20 млрд кредита. Ни одна другая страна таких льготных условий туркам не предоставит. Теперь проект «Аккую» может быть заморожен — и Анкара останется без дешевой электроэнергии. Между тем, спрос на электричество в Турции растет примерно на 8% в год, а около 44% энергии вырабатывается из газа, импортируемого из России и Ирана. 

Под ударом оказываются и планы Анкары по превращению Турции в энергетический хаб на Ближнем Востоке. От транзита российской нефти и газа Анкара могла бы получать огромные дивиденды. 

Наконец, в последние годы Анкара и Москва настолько сблизились, что стало возможным говорить о кооперации в некоторых отраслях экономики. В частности, в сельском хозяйстве. Неслучайно Турция не присоединилась к санкциям, которые Запад ввел в связи с событиями на Украине. И всего два месяца назад Эрдоган, будучи в Москве, выражал согласие увеличить товарооборот между нашими странами до $110−150 млрд в год. Теперь, понятно, на этих планах можно ставить крест, и это совершенно не на руку Анкаре. 

Именно эти планы, кстати, убеждали Москву в том, что провокаций с турецкой стороны ждать не приходится, даже с учетом сирийского кризиса. Поэтому российское руководство очень осторожно относилось к курдскому вопросу, и надеялось начать процесс примирения Башара Асада с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. 

Теперь, понятно, развитие сотрудничества с Турцией надолго свернуто — по моим оценкам, минимум на пять лет. 

Причем, проблема экономикой не исчерпывается. Россия — страна, чье военное присутствие находится непосредственно у турецких границ, и это качественно меняет ситуацию. Борьба с исламским радикализмом может развиваться по самым разным сюжетам, и в этой ситуации возможна координация России только с западными партнерами по антитеррористической коалиции. 

По сути, мы своими действиями выводим Турцию из большой геополитической игры. Неслучайно турецкая пресса уже пишет, что страна внезапно оказалась в состоянии политической изоляции. Это очень плохой прогноз для Турции, и прежде всего — для сохранения ее территориальной целостности… 

«Поддержка турецких проектов будет пересмотрена» 

Реакция на указ российских министерств и ведомств говорит о том, что чиновники заранее готовились к подобных событиям и успели найти в них немало позитивных моментов. В Ростуризме уверены, что произойдет всплеск развития внутреннего туризма в стране. По словам главы ведомства Олега Сафонова, в следующем году внутренний турпоток может составить 3–5 млн человек. Но теперь необходимо построить дополнительно 150 тыс. гостиничных номеров. В разговоре с ТАСС он выразил уверенность, что туроператоры не столкнутся с финансовыми трудностями, если прислушаются к рекомендациям ведомства и переориентируются на внутренний туризм. Ранее ведомство поручило операторам и турагентам не продавать туры в Турцию. 

В свою очередь министр труда и социальной защиты Максим Топилин сообщил, что квота для турецких рабочих на 2016 год будет значительно уменьшена. В этом году она составляла более 67 тысяч разрешений на работу. По словам министра, абсолютное большинство привлекаемых в Россию турецких работников заняты в строительстве. 

Между тем министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства Михаил Мень уверен, что отток турецких рабочих не повлияет на сроки ввода и стоимость строительных объектов, потому что «российские специалисты сегодня на менее профессионально справляются со всеми видами строительных работ». «После событий с российским самолетом любая поддержка турецких проектов на российском строительном рынке будет пересмотрена», – заявил министр. 


«Продуманны и соразмерны» 

В Госдуме убеждены, что меры в отношении Турции – это продуманный и соразмерный шаг, который обернется серьезными последствиями для Анкары. Так написал в своем Twitter глава комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков. «Санкции против Турции продуманны и соразмерны. Ущерб от них будет значительный. Недовольных с турецкой стороны просим обращаться к Эрдогану», – написал депутат. 

По словам главы думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирины Яровой, «Россия будет оценивать и адекватно реагировать на любые возможные угрозы, идущие от страны, ставшей «очагом дружбы» с терроризмом и, более того, взводящей пособничество террористам в ранг официальной политики». А глава комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Ольга Баталина в своем Twitter назвала введение торговых ограничений «еще одним шансом для развития внутренних возможностей». С ней согласен замсекретаря генсовета «Единой России», вице-спикер Госдумы Сергей Железняк, который считает, что президентский указ обеспечит России необходимый уровень безопасности и поможет заменить турецкую продукцию путем импортозамещения. «Уверен, вводимые указом Владимира Владимировича Путина меры помогут обеспечить необходимый уровень безопасности и позволят заместить выпадающие категории товаров и услуг за счет импортозамещения и сотрудничества с более миролюбивыми государствами мира», – приводит слова Железняка сайт ER.RU. 

В том, что меры в отношении Турции должны заставить Анкару задуматься о недопустимости заигрывания с терроризмом, уверен председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев. «Уверен в том, что эта жесткая, твердая позиция, конечно же, будет приводить наших турецких соседей в надлежащие чувства. Насколько это будет быстро происходить, зависит во многом от личной позиции Эрдогана», – отметил Косачев. 

В свою очередь первый зампредседателя комитета Госдумы по международным делам Светлана Журова ожидает, что российские туристы станут активнее посещать Объединенные Арабские Эмираты. «Та ситуация, которая сложилась с Египтом и Турцией, несомненно открывает новые возможности для Арабских Эмиратов, особенно в части туризма, люди с удовольствием приедут сюда», – сказала она на заседании российского экономического и финансового форума в Объединенных Арабских Эмиратах. 

Однако председатель комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский подчеркнул, что запрет на реализацию турпродукта в Турцию затрагивает лишь организованные формы туризма, самостоятельные поездки по-прежнему возможны. «Если кто-то из граждан РФ решится на самостоятельные поездки, купив билет и оплатив проживание там, на месте, это дело самого человека, если он такое решение для себя принимает, но организованных поездок, включая чартеры, конечно, не будет», – пояснил сенатор. 


«Экономические меры вышли на передний план» 

В экспертном сообществе убеждены, что санкции окажутся достаточно болезненными для турецкой экономики, но они не разорвут «всю ткань экономических отношений между нашими государствами». 

«После того, как Кремль с самого начала исключил военный ответ на гибель Су-24, экономические меры вышли на передний план и стали фактически безальтернативными. Если мы помним, то весь промежуток времени между нападением на наш бомбардировщик и указом Владимира Путина был заполнен экспертным обсуждением тех мер, которые может использовать российское государство в ответ на предательское поведение якобы участника антитеррористической коалиции», – заявил эксперт ИСЭПИ Алексей Зудин

По его словам, несмотря на провокационное поведение Эрдогана, «Россия проявила сдержанность в области экономических мер и доказала, что она остается ответственным государством по отношению к соседям». «В списке мер, упомянутых в указе, нет ничего, что затронуло бы газовые поставки в Турцию. В списке нет ничего, что затронуло бы перспективы экономических отношений между нашими странами», – считает политолог. 

Напомним, что еще в начале недели Россия из-за нарушения ветеринарных требований запретила ввоз турецкой курятины. Но если Россия закроет свой рынок для турецких орехов, фруктов и овощей, то Турция недосчитается 1,4 млрд долларов. Вкупе с запретом поставок на мясную, рыбную и молочную продукцию потери турецкого экспорта могут вырасти до 2 млрд долларов. Прекращение сотрудничества по крупным инвестиционным проектам избавит Россию от огромных вложений в турецкую инфраструктуру. Вместо этого миллиарды долларов могут пойти на развитие проектов внутри страны. 



Наверх