Menu


Российские ракетные заводы заработали в три смены из-за Сирии

Об этом сообщил информированный источник в оборонно-промышленном комплексе

 Работники корпорации "Тактическое ракетное вооружение" перешли на работу в три смены из-за операции российских ВКС в Сирии, пишет "Коммерсант-Власть". Кроме того, по данным издания, ВМФ РФ в срочном порядке закупил у Турции восемь транспортных кораблей для доставки грузов в Тартус.

 Работникам корпорации "Тактическое ракетное вооружение" пришлось перейти на работу в три смены из-за возросшей потребности российских военных в поставках вооружений из-за операции в Сирии, пишет "Коммерсант-Власть" со ссылкой на источник в оборонно-промышленном комплексе. Кроме того, ВМФ РФ в экстренном порядке закупил у турецких судовладельцев восемь транспортных кораблей для доставки грузов в Тартус (там находится пункт материально-технического обеспечения российского флота), так как большие десантные корабли в одиночку с такой нагрузкой уже не справлялись.

Приобретенные корабли были быстро зачислены в списки вспомогательных судов с приданием им военного статуса. Россия с 30 сентября проводит в Сирии военно-воздушную операцию, направленную против запрещенной в РФ террористической группировки "Исламское государство". "Коммерсант" со ссылкой на Минобороны сообщает, что в период с 30 сентября по 22 октября российские летчики выполнили 934 боевых вылета с Хмеймима (из которых более сотни — в ночное время) и уничтожили не менее 819 объектов.

 Большинство ударов наносилось при помощи высокоточных ракет Х-29Л класса "воздух-поверхность" и корректируемых авиабомб КАБ-500С, чье максимальное отклонение от цели, по словам военных, составляет не более 5 метров. Российская военная операция в Сирии сразу же вызвала критику со стороны западных стран.

В частности, США заявляли, что РФ бомбит не ИГИЛ, а представителей так называемой сирийской умеренной оппозиции. В Минобороны РФ все эти обвинения отрицают и называют абсурдными. Так, источник издания в Генштабе сообщил, что выбор целей для поражения основывается на разведданных, которые Россия получает практически в круглосуточном режиме с помощью спутника оптико-электронной разведки "Персона" N2 и беспилотных летательных аппаратов "Орлан-10".

Кроме того, Москва получает информацию от союзников по операции — Ирана, Ирака и Сирии. Для координации действий страны создали информационный центр в Багдаде: его основные функции заключаются в сборе, обработке, обобщении и анализе текущей информации об обстановке в регионе.

«На сирийской территории воюет очень большое количество вооруженных формирований, — заявил исламовед, директор Института религии и политики Александр Игнатенко. — То, что их по меньшей мере тысяча, это точно.

На авансцене постоянно находится сравнительно не большая часть, среди которых всегда указывают ИГ, «Джабхат ан-Нусру», в последнее время — «Джейш аль-Фатх». Это группировки, которые являются экстремистскими и террористическими хотя бы потому, что их идеологией является салафизм ваххабитского типа. На самом деле там есть и другие группы.

Например, в ССА можно найти людей, которые являются дезертирами из правительственной армии, людей, которые являются одновременно суннитами, что и заставило их под влиянием антиасадовской пропаганды (которая обычно делает акцент на том, что сирийский лидер — шиит.) совершить дезертирство и которые за время всех этих боев осознали то, что они совершили ошибку. Речь, по-видимому, идет о том, чтобы к той борьбе, которую ведет сейчас официальный Дамаск, присоединились суннитские отряды, например из той же ССА.

Это возможно и необходимо, потому что ИГ — это группировка, которая воюет с ожесточением не только против режима Асада, против шиитов, христиан, езидов, но и против суннитов и разрушает их церкви, их места поклонения».

«Против ИГИЛ воюют и исламисты, — отмечает в главный научный сотрудник Института востоковедения РАН Ирина Звягельская. — Потому что они рассматривают друг друга как соперников. Для сирийских исламистов ИГИЛ — это пришельцы, чужаки. Судя по всему, они враждуют даже в идейных подходах.

Конечно, я не думаю, что мы бы стали оказывать помощь исламистам только потому, что они воюют с ИГИЛ. Речь может идти, на мой взгляд, только о ССА, которая состоит преимущественно из сирийских офицеров и рядовых, которые покинули сирийскую армию. Насколько я понимаю, они сами выражают желание установить контакты с нами, и они, конечно, должны быть частью решения этой проблемы. Разумеется, очень многое зависит от того, готовы ли они воевать вместе с сирийской правительственной армией против исламистов, потому что да, с ними есть контакты, но они выступают за переходный период в Сирии. Их желание участвовать будет зависеть от того, как они будут видеть переход власти и как они будут относиться к той судьбе, которая уготована режиму Асада.

Это принципиальный вопрос, потому что они воюют с этим режимом. Они, конечно, понимают, что джихадисты — это страшно, но они не хотели бы способствовать укреплению режима».

 

Источник :http://www.mk.ru  



Наверх