Menu

Сводка от ополченца с позывным "Тимур". Сирия 03.10.2015. Ответы на вопросы по Сирии от политблогера

Сводка от ополченца с позывным "Тимур". Сирия  03.10.2015. Ответы на вопросы по Сирии от политблогера

Сводка от ополченца с позывным "Тимур"

"После ударов ВВС России с поля боя дезертировали более 600 боевиков. Находящийся сейчас в Сирии ополченец из Донбасса с позывным "Тимур" передал сводку боевых действий армии САР и российской авиации за сегодняшний день, а также снятые им фотографии сирийской армии и авиации.

Третий день операции ВКС России по оказанию помощи сирийским армии и народу в борьбе с терроризмом характеризовался, с одной стороны, продолжением действий российской авиации по нарушению системы управления и инфраструктуры обеспечения боевиков. С другой стороны, в действиях террористических группировок отмечаются определенные изменения, связанные в первую очередь с началом воздушной операции ВС России в Сирии.

Атаки боевиков

Боевики продолжают атаковать позиции правительственных войск Сирийской Арабской Республики в районах городов Алеппо, Дейр аз-Зор и в пригородах Дамаска, пытаются наращивать свое присутствие в северо-восточных районах провинции Латакия.

К северу от города Хомс происходит сосредоточение отрядов террористической группировки «Джебхат ан-Нусра». Правительственные войска наносят по выявленным местам скопления боевиков артиллерийские и минометные удары.

Террористы из группировки «Джайш аль-Ислам» продолжают удерживать участок дороги Дамаск-Хомс на северо-западе района Дума (Восточная Гута) и ведут минометные обстрелы позиций правительственных войск и жилых кварталов пригородов сирийской столицы.

Наступление сирийской армии

В то же время, сирийская армия при поддержке танковых подразделений вытесняет боевиков из окрестностей горы Джебель-Рас-Абу-Зайд (северо-восточнее Дамаска) и из столичного квартала Дахият-аль-Асад.

Также авиационные, артиллерийские и минометные удары сирийской армии наносились по позициям и местам скопления боевиков в районах Дераа, Сувейда и Эль-Кунейтра на юге страны. В районе Алеппо правительственные войска уничтожили колонну боевиков. В то же время, исламисты вели обстрел самодельными ракетами по позициям курдских отрядов в квартале Шейх Максуд и ряду других кварталов Алеппо. Правительственные силы, в свою очередь, наносили удары по позициям террористов на востоке и юго-востоке города Дейр аз-Зор.

Курды

В районе Хасеке курдское ополчение продолжало вести бои с исламистами.

ИГИЛ начинает шифроваться

Активизировались боевики в районе города Хама. Здесь происходят настоящие артиллерийские и минометные дуэли между силами правительственных войск и формированиями террористов.

Отмечается, что террористы значительно большее внимание начали уделять вопросам скрытности передвижения, использованию светомаскировки.

Массовое дезертирство пособников террористов

Также спецслужбы Сирийской Арабской Республики установили, что более 600 боевиков из числа так называемой «Сирийской Свободной Армии» и других якобы «умеренных» группировок дезертировали из своих отрядов после начала воздушной операции ВС России. Есть брожение и среди группировок радикальных исламистов. По крайней мере, об этом свидетельствуют данные радио- и агентурной разведки сирийских правительственных сил.

Опасения и тревога террористов вполне оправданы. В течение 2 октября 2015 года российская авиация разрушила два лагеря подготовки боевиков в районе Джиср аш-Шухур, поразила подземные командные пункты террористов в районах населенных пунктов Хам-Шайхун и Эль-Латамна.

Дальнейшие действия ВКС России

В ближайшие сутки операция ВКС России против террористических группировок в Сирии будет продолжена."

Ответы на вопросы по Сирии от политблогера.

"Почему 90% информации о Сирии, которую вы слышите в телевизоре и видите в интернете, является пропагандой, прямо противоположной реальности? Ответы на эти вопросы мы попробуем найти прямо сейчас. 
1. «Целью ИГИЛ является организация мятежей и терактов в странах Кавказа и Средней Азии, лучше встречать врага далеко от наших границ…»

- На самом деле целью ИГИЛ является строительство Халифата — священного государства с праведными халифами во главе, причем после 12-го праведного халифа начнется предсказанный в Коране конец света. Первоочередные цели ИГИЛа — это сохранение и расширение территории Халифата с обязательным завоеванием Трех Священных Городов Ислама: Мекки, Медины (оба в Саудовской Аравии) и Иерусалима (Израиль). Кроме того, халифат хочет захватить Стамбул, где была столица прежнего халифата, упраздненного Ататюрком. Ни о какой Средней Азии или Кавказе речи не идет — этих территорий нет в пророчествах и, следовательно, правоверные с этих территорий должны присягнуть праведному халифу ИГИЛа и прибыть в его распоряжение. Само собой, что отдельные группы исламистов могут называть себя ИГИЛом (как раньше кто попало называл себя «Аль-Каидой»), но никакой реальной организационной, технической и финансовой связи с халифатом они иметь не будут. Есть такое понятие — «маркетинговый паразитизм», и если кто-то начал шить штаны «Абибас», это не значит, что настоящий «Адидас» имеет к этим штанам отношение.

2. «Вы так говорите, но вот „Аль-Каида“ прославилась именно эффектными терактами далеко за пределами Ближнего Востока…»

-Это потому, что «Аль-Каида» представляет собой тайную террористическую организацию, действующую по законам виртуального театра. Её цель — борьба с «дальним врагом», иначе говоря, слом воли жителей США и Европы. «Аль-Каида» как змея, как вода — наносит эффектный удар и растворяется, уходит в песок, была и нет до следующего внезапного появления. В то же время ИГИЛ — это гранит, раз провозгласив Халифат, правоверные обязаны воевать до полной победы или гибели, они больше не могут разбежаться по углам, переодеться мирными жителями и сделать вид, что ничего не было. Основа жизни Халифата — постоянная война и постоянное расширение границ, ИГИЛ — это не кучка театральных ассасинов, но извращенное, домодерновое, фанатическое государство. Их выбор прост: победа лицом к лицу или смерть. И каждый джихадист нужен им на земле, в наступлении, в рядах правоверных, а не за тридевять земель с терактами против непонятно кого, которые помогут примерно никак.

3. «Но все равно в войне с ИГИЛ нет ничего плохого — жестко выступив против террористов, мы предотвратим радикализацию российских мусульман…»

-Как раз наоборот — мы воюем против ИГИЛ вместе с Ираном (шииты) и алавитами (с точки зрения суннитов — дьяволопоклонники). При этом 95% российских мусульман — сунниты. Де-факто мы поддерживаем смертельных врагов российских мусульман, которые для них кафиры (впавшие в куфр — это еще хуже, чем быть язычником, куфр — страшнейшее обвинение в исламе). Проповедникам радикализма в России сейчас даже ничего проповедовать не надо — достаточно показывать на российские самолеты, поддерживающие операции КСИРа и алавитов против суннитов, и обреченно говорить: «Вот видите? А мы предупреждали!». Участие в войне на стороне шиитов лишь укрепляет ненависть суннитов к российскому государству.

4. «Но мы же не будем всерьез участвовать — так, побомбим ИГИЛ и всё…»

- Ответ на этот вопрос распадается на три подпункта. Во-первых, армия Асада обескровлена за четыре года войны и сейчас приблизительно равняется по численности всем группировкам оппозиции. Конечно, у военных Асада намного выше профессионализм, лучше техника и есть преимущество координации всех действий из единого центра, но суть в том, что никакого решительного перевеса над террористами нет. И 30 посланных в Сирию самолетов ВВС РФ этот перевес обеспечить неспособны. «Просто побомбить» для убедительной победы невозможно, нужно намного большее количество техники и, возможно, наземных войск. Любопытно, что сирийские беженцы, которых опознают на старых фото в военной обстановке — это в основном не террористы, а как раз солдаты Асада. Дезертиры. Европа полна дезертиров из правительственной армии, чей наземный костяк медленно, но верно обгладывают бесконечные атаки террористов.

Есть хороший пример — во время штурма Тикрита десять с чем-то тысяч бойцов шиитских милиций и иракской армии при поддержке американской авиации долгое время не могли занять город, удерживаемый 800 бойцами ИГИЛ. Причина проста — ИГИЛовцы заминировали все улицы, закутки, аллеи, посадив снайперов во всех господствующих зданиях, в результате чего продвижение по любой улочке превращалось в серию взрывов, после которой по штурмующим открывался прицельный снайперский огонь. Американская авиация в таких условиях могла помочь мало. Очевидно, что после первых успешных ударов по незащищенным целям ИГИЛ террористы срочно перебазируют всю свою важную инфраструктуру внутрь городов, после чего встанет вопрос: «Что дальше?» Ответа на него не знают даже американцы, на своем опыте убедившиеся, что впечатляющая авиационная мощь и многочисленные отряды шиитов-смертников бессильны перед городами-крепостями, превращенными в одну большую мину мрачным джихадистским гением.

Во-вторых, кроме Сирии ИГИЛ действует еще и в Ираке. Невозможно разгромить халифат на сирийской территории, не тронув его в Ираке — через некоторое время он непременно вернется обратно. Уже сейчас идут разговоры об использовании ВВС РФ в иракской кампании. У США есть такое понятие mission creep (т. е. «расползание миссии»), и мы с ним встречаемся уже в самом начале операции, когда внезапно речь начинает идти как минимум об удвоении территории, подлежащей освобождению.

В-третьих, кроме ИГИЛ в Сирии действует множество других джихадистских группировок, поддерживаемых США. Их численность едва ли не больше ИГИЛа. Победа над Халифатом не означает автоматической победы в сирийской гражданской войне — наоборот, начинается самое интересное. Точнее, самое неинтересное — гнилой договорняк по типу украинского, когда мы изо всех сил поддерживаем ЛДНР, но на практике тихой сапой сдаем их украинцам (или, в данном случае, джихадистам) в рамках каких-нибудь «Багдадских соглашений». Следует отметить, что даже отмороженный иранский спецназ пока что опасается атаковать подразделения с американскими инструкторами, понимая, что это casus belli для полномасштабной войны или как минимум возвращения санкций.

5. «Но ведь нас поддерживает весь мир…»

- Весь мир (по крайней мере, США и ЕС) считают, что Асад должен уйти. Путин считает, что Асад должен остаться. Кроме того, Путин считает, что «умеренная оппозиция» — террористы, тогда как Америка считает, что они — уважаемые партнеры. Можно сказать, что мы со всем миром договорились о необходимости свадьбы, только расходимся по такой мелочи, кто на этой свадьбе будет женихом. Все остальное уже порешали, осталась сущая ерунда, пустяковый вопрос, безделица, не стоящая спора — кто будет женихать поствоенную Сирию. Это примерно как если бы в 45-м Союзники выступали бы за смещение Гитлера, а Сталин — за его сохранение в качестве канцлера Германии. Такое небольшое расхождение. Совсем-совсем крошечное.

При этом США уже пригрозили новыми санкциями за бомбардировки лояльной им оппозиции. Поэтому пока что Владимир Владимирович ведет нас или к новому этапу санкционного давления во имя братушки-Асадушки, или же к гнилому договорняку с «Багдадскими соглашениями» в финале.

6. «Но ведь там наши геополитические интересы!»

- Были. Года два назад. На данный момент режим Асада — умирающий лебедь, потерявший почти всю территорию, почти все ресурсы и почти все население, которому остается лишь сопротивляться из последних сил, оттягивая неизбежное падение и следующую за ним резню. В 2013-м такое вмешательство могло привести к победе или хотя бы заморозке ситуации, сейчас же речь идет о продлении агонии умирающего алавитского меньшинства. Характерный пример — друзы начали саботировать призыв в армию Асада, считая, что боеспособные мужчины принесут больше пользы дома. Про курдов, де-факто живущих своей автономией, не подчиняющейся центральному правительству, и говорить нечего. Даже сирийские меньшинства — слабые, беззащитные, уязвимые — решили, что карьера Асада подошла к концу. И только в Виллабаджо все еще моют посуду.

7. «Но радикальных исламистов все равно нужно остановить любой ценой!»

- Для того, чтобы остановить радикальных исламистов, следует решать вопрос по Саудовской Аравии, их главному спонсору (напомню, что государственная религия Королевства — запрещенный в России ваххабизм), а во-вторых, по Турции, де-факто открывшей границу для боевиков ИГИЛа и активно покупающей у них нефть. Халифат производит около 360 000 баррелей в сутки (баррель — это бочка, вот такая здоровенная железная бочка), которые куда-то продолжают деваться, кто-то их покупает. 360 тысяч бочек в сутки с территории Халифата находят своих покупателей, пока все мировое сообщество не может понять, кто же финансирует проклятых террористов!

Поэтому бороться с исламистами можно бесконечно: за счет нефти, работорговли, продажи антиквариата и захвата заложников они находятся на самоокупаемости, а турецкие и арабские друзья всегда находят для них мешок подарков, стремясь не допустить победы Асада и, следовательно, враждебного Королевству и Турции шиитского Ирана. Посмотрев на карту, скучный русский человек мог бы задать вопрос: «А нахрена нам под боком усилившийся Иран, де-факто контролирующий все шиитские территории на Ближнем Востоке?», но это и есть та самая реальная геополитика, которую у нас подменяют красочными рассказами о штурме Душанбе элитными смертниками ИГИЛа.

Реальная борьба с радикальным исламом начинается с Саудовской Аравии, очага интриг, нервного центра мирового террора, вкладывающего десятки миллиардов долларов в проповедь радикальной версии ислама, в продвижение лояльных салафизму и ваххабизму духовных лидеров, в тайную войну по всему миру, цель которой — не дать модернизировать ислам, опрокинуть всю исламскую умму в варварство и, возглавив эту умму, забрать налившиеся кровью плоды интриг, терактов и бесчестья. Однако саудиты не только не опасаются ударов со стороны России, но и, по последним данным, после встречи в Петербурге на высшем уровне хотят вложить 10 миллиардов долларов в нашу страну — что нельзя не рассматривать как взятку русским дурачкам за мокрую работу на Ближнем Востоке (очевидно, Королевство жаждет победы ручных группировок, а не ИГИЛа).

8. «Вы так говорите, но, между прочим, либерасты тоже такой точки зрения придерживаются!»

-Самое удивительное, что либералы в целом относятся либо положительно, либо нейтрально к сирийскому приключению. Лучше всего настроения российской заукраинской либеральной общественности выразил Станислав «Ортега» Яковлев:

"А по сути могу только повторить: если уж хотят непременно воевать, пусть себе воюют, give war a chance — главное, чтобы не срочниками, не на стороне ИГИЛ, и от Украины от****ись.

А где же в этом российский интерес?

Ну, во-первых, существование ИГИЛ совершенно точно не в российских интересах. Во-вторых, от***ться от Украины, по моему глубокому убеждению, совершенно точно в российских интересах. В-третьих, поскольку все это происходит очевидно по договорённости с Западом — ну не плакать же, что с Западом снова решили договариваться."

То есть люди в целом довольны, что наконец РФ отстанет от Украины и пойдет играться с шерстяным клубочком в ближневосточных пустынях. Русские люди, требующие продолжение кампании в Новороссии, освобождения Киева и завершения Русского Воссоединения vs платные пропагандоны и американские заукраинские мурзилки, откровенно радующиеся тому, что внимание военной машины РФ переключилось с Украины на ИГИЛ.

Но Украина от этого не превратилась из нашего смертельного врага, государства-зомби, управляемого ставленниками США и имеющего своей целью лишь войну с Россией, во что-то еще. Можно спрятаться под одеялом от монстра. Но от сорокамиллионной страны, продолжающей вкладывать последние копейки в рост и модернизацию армии для войны с одним врагом — нами — под одеялом самоуспокоительных речей не спрячешься. Украинский демон не ослаб. Украинский демон не исчез. Русские Украины не освобождены, герои не вознаграждены, мученики не оплаканы. Не завершив одну войну, ранив тварь, лишь еще больше разъярив тварь, мы бросаемся на нового противника в надежде, что бандеровская тварь там как-нибудь сама «исчезнет».

И, наконец, самое смешное. Я бы не исключал, что, когда РФ достаточно влезет в сирийский капкан, ВСУ все-таки попытаются перейти в решительное наступление на Донбассе."