Menu


Новые провокации Грузии. Дебоши, вандализм и грубые выходки на приграничных территориях с целью вывести Россию из себя


Все эти три года российская сторона традиционно не комментирует ничего, что касалось бы вопросов неформальных переговоров с грузинским представителем, за исключением двух вещей: частных случаев экономического сотрудничества и авиасообщения. Вот и сейчас Григорий Карасин в преддверии встречи бодро доложил о росте взаимного товарооборота до фантастических 850 миллионов долларов и о планах расширить авиаперевозки, создав рейсы не только из Москвы, но и из других городов России в Батуми и Кутаиси (кстати, некоторым прорывом было участие в переговорах еще и экспертов в вопросах транспорта). На этом точка.

Для всего остального используются стандартные обороты дипломатического языка типа «широкий круг вопросов, представляющий взаимный интерес». 

Однако в Грузии каждый раз собирают Зураба Абашидзе на встречи с Карасиным, как спартанцев на Фермопилы. Все в Тбилиси почему-то уверены, что спецпредставитель правительства действительно делом занят – обсуждает что-то очень важное.

Изначально переговорный формат Карасин – Абашидзе действительно изобретался как новая площадка, с которой можно было посмотреть на застывшую ледяную скульптуру – взаимоотношения РФ и Грузии – новым взглядом. Но Москва довольно быстро утратила изначальный интерес к новому грузинскому правительству, и встречи превратились в рутинное мероприятие для решения хозяйственных вопросов. Россия – это красный свет светофора, который ярко и убедительно светит на дороге из Кахетии в Евросоюз. Если не прятаться за дипломатическими формулировками, то без согласия России Грузия никогда не войдет ни в Евросоюз, ни в НАТО. В Тбилиси эти азбучную истину понимают не все, а многие уже никогда не поймут – в силу особенностей мышления.

Это по-своему трогательно, но не убеждает идти навстречу грузинской стороне. России вполне достаточно пары авиарейсов в неделю и 850 миллионов товарооборота в год (если кто не понимает, сейчас Грузия даже молоко не производит в достаточном количестве, и в эти миллионы долларов входят поставки российских сельскохозяйственных продуктов). Перед каждой встречей формата Карасин – Абашидзе грузинская сторона начинает изобретать политическую повестку дня, которую можно было бы навязать Москве.

Воображение с каждым разом все меньше и меньше. Вот и теперь Тбилиси повторил прискорбную выходку, которая уже несколько раз исполнялась на бис с теми же актерами. Впрочем, обо всем по порядку. Уже третий год идет делимитация границы между Южной Осетией и Грузией силами пограничников КГБ РЮО и российского контингента погранвойск, находящихся в республике по двустороннему договору. Делимитация ведется по старой административной границе еще советских времен, поскольку она считается югоосетинской стороной единственно легитимной. Грузинская сторона вообще отказывается вести какие-либо переговоры по этому поводу с Цхинвалом, поскольку полагает РЮО «не существующей» и «оккупированной территорией».

Тем не менее периодически контакты все-таки случаются – в рамках встреч специальных комиссий, на которых обсуждаются бытовые приграничные вопросы. Раз за разом происходят инциденты. Например, грузинская сторона неоднократно пыталась де-факто оккупировать некоторые приграничные села по принципу «есть грузинское население» или «там вообще народу мало». Наиболее напряженная ситуация складывалась несколько лет назад вокруг села Зандианткари, где грузинская полиция просто переместила свой пост на окраину села, по факту аннексировав его.

Сейчас нечто подобное происходит еще вокруг трех сел Ленингорского района РЮО. В знак протеста против делимитации границы, которая осуществляется в том числе физически – путем установки забора и указательных знаков, из Тбилиси несколько раз приезжали толпы журналистов (иногда даже прихватив с собой англоязычных коллег), которые устраивали в прямом смысле слова дебоши в приграничных селах. Ломали заборы, выкапывали столбы, швырялись камнями в пограничников и приходивших посмотреть на этот бесплатный цирк цхинвальцев и сельчан. Как-то группа тбилисской творческой интеллигенции несколько часов через мегафоны поносила матом на двух языках (грузинском и русском) пограничников и местных, чтобы спровоцировать конфликт.

За несколько дней до встречи Карасина и Абашидзе случилось ровно такое же представление с ровно теми же актерами. Сперва группа тбилисских журналистов мирно стояла возле свежевыставленных югоосетинских пограничных указателей с разнообразными лозунгами на груди и в руках, затем заскучала и начала выворачивать указатели из земли. Через полчаса эти люди, среди которых попадались и образованные дамы, топтали ни в чем не виновные железяки, прыгали на них, плевались и пытались замазать надписи.

На следующий день после «акции протеста грузинской общественности» Зураб Абашидзе заявил, что обязательно поднимет тему «оккупации грузинской территории» на встрече с Карасиным. Карасин отреагировал на редкость быстро, чего уже давно не бывало в российско-грузинских отношениях. По его словам, Россия вообще никакого отношения к происходящему не имеет, поскольку это югоосетинско-грузинская граница, а не российско-грузинская. Обращайтесь в Цхинвал, там вам все расскажут. Цхинвал, в свою очередь, даже проявил готовность объяснить. В Тбилиси случилась коллективная истерика.

Та часть политического истеблишмента, которая сохраняет верность Михаилу Саакашвили, принялась с ходу критиковать и правительство Ираклия Гарибашвили вообще, и переговорный формат Карасин – Абашидзе в частности. Досталось и лично Зурабу Абашидзе, даже несмотря на то, что он-то как раз принципиальный противник связей с Цхинвалом и Сухумом и считается «гибким дипломатом» лишь за неимением иных.

Премьер-министр Гарибашвили бросился уговаривать тбилисское общество, употребляя формулировки «не надо паники» и «правительство знало и знает, что делает», но общество не вняло. Голоса за то, чтобы ликвидировать прямой переговорный формат, а заодно и женевский четырехсторонний, крепнут на фоне дежурной истерии. Ни к селу (в прямом смысле слова) ни к городу возник и вопрос о старом газопроводе Баку – Супса, построенном еще при Шеварднадзе и принадлежащем BP. Якобы теперь, после установки югоосетинских пограничных столбов, условные три километра этой никчемной трубы будут проходить по территории, зафиксированной за РЮО. И та, дерзкая, или перекроет трубу вовсе, или по старой, средневековой привычке осетин из ущелий вставит в нее заглушку и будет мзду собирать. BP оперативно высказалась, что никакой угрозы для функционирования трубопровода не видит. Однако в Тбилиси все воспринимают слишком близко к сердцу, и остановить поток «огорчений» по поводу драгоценной трубы не удается до сих пор.

Недельное развлечение, которое грузины устроили сами себе, никак (подчеркнем – никак) не отобразилось на технической повестке дня встречи Карасин – Абашидзе. Москва просто игнорирует все ужимки грузинской стороны, иногда с улыбкой, иногда с ледяным выражением лица. И вовсе непонятно, чего такого надо придумать нашим южным партнерам, чтобы вывести Россию из себя и заставить обратить внимание на этот цирк с конями хотя бы словом (то есть официальным заявлением МИДа).

Ведь любое заявление из Москвы, хотя бы косвенно обращенное в сторону Грузии, дает местным повод для недельного многостороннего обсуждения. Если грузинам настолько не хватает внимания, тогда, действительно, можно и количество авиарейсов увеличить. Пусть встречают с цветами и танцами.




Наверх