Menu

Засада в Сирии: Цурканов и Заболотный погибли как герои

Засада в Сирии: Цурканов и Заболотный погибли как герои

Была ли возможность их спасти, и не пора ли в России легализовать ЧВК

Россиян Романа Заболотного и Григория Цурканова, которые в конце сентября попали в плен к боевикам в Сирии, уже нет в живых. Об этом заявил бывший атаман Всевеликого войска Донского, а ныне депутат Госдумы Виктор Водолацкий.

Напомним, 3 сентября в Сеть попал ролик, на котором были показаны двое попавших в плен к боевикам ИГ мужчин славянской внешности. Вскоре стали известно, что это россияне, не находившиеся на службе в российской армии, а воевавшие в Сирии добровольцами.

«После того эфира, где Роман заявил, откуда он и кто он, боевики потребовали, чтобы пленные заявили, что они отказываются от православной веры, от своих взглядов, принимают ислам и вступают в ИГ. Естественно, оба они жестко отказались. Как следствие, игиловские бандиты их расстреляли», — сообщил Водолацкий в интервью Национальной службе новостей.

Водолацкий добавил, что в настоящее время через контактные группы ведется работа по доставке тела Заболотного на родину. «Это важно и для нас, и для семьи, и для воспитания наших казачат. Заболотный — пример того, как человек не предал свою веру. Он настоящий герой», — добавил депутат.

Ранее стало известно, что Роман Заболотный состоял в казачьем движении, а Григорий Цурканов был участником общественной организации ветеранов «Боевое братство. Домодедово».

Комплекс ПВО/ПРО малой дальности поражает влет любую воздушную цель

Со ссылкой на сирийское издание «Вестник Дамаска» политолог и публицист Егор Холомогоров на своей странице в «Фейсбуке» сообщил о том, что в бою, во время которого были захвачены Цурканов и Заболотный, погибли ещё 8 россиян, попавших в засаду. Причём погибли они, как герои.

«Я — сирийский солдат, меня сопровождала группа российских солдат, — приводит Холмогоров слова одного из участников того боя. — Мы ехали на двух микроавтобусах выполнять военную задачу в деревне аш-Шоля к юго-западу от города Дейр эз-Зор.

По нам открыли огонь из тяжелых пулеметов. Мне повезло, потому что я ехал во втором микроавтобусе и сумел выбраться из автомобиля, прежде чем он был уничтожен. … Русские, их было где-то 10, вместо того, чтобы отступать или сбежать, бросились за песчаную насыпь на обочине и начали прикрывать наше отступление.

Силы сторон были неравными: около 80 вооруженных боевиков, с тяжелым вооружением. Но они не ожидали такого сопротивления.

Дальше у русских солдат закончились боеприпасы, потому что я больше не слышал звука стрельбы. Через несколько минут я услышал крики и, видимо, русские пошли в рукопашную с применением холодного оружия, но боевиков было слишком много…".

Обращает на себя внимание, что в Кремле долгое время уклонялись от комментария ролика исламистов. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков разве что заявил, что ведётся работа по установлению личностей людей на видео. Хотя без сомнения в спецслужбах России хорошо знали, что это за личности.

А на просторах рунета развернулась полемика, стоит ли считать пленных россиян обычными наёмниками или бойцами частной военной компании (ЧВК) «Вагнер», которые, в общем-то, рисковали жизнями, воюя за геополитические интересы своей страны.

ЧВК сегодня — это один из эффективных инструментов ведения современных войн. Так, может быть, пора в России принять закон, регулирующий деятельность подобных организаций? Как минимум, у чиновников будет меньше поводов снимать с себя ответственность за тех, кто воюет за интересы страны.

— Ещё до событий в Сирии было известно, что в России набирают бойцов в две частных военных компании, — говорит эксперт Центра военно-политической журналистики Владимир Орлов. — И ни у кого не было вопросов, почему люди едут в Ирак охранять нефтяные вышки «Лукойла» или сопровождать мирные суда в неспокойных местах мирового океана. Почему-то сейчас все всполошились, дескать, как это так, наши граждане работают в ЧВК, хотя по российским законам никаких негосударственных силовиков у нас быть не должно. Ну, так те ЧВК, в которых набирают россиян, и зарегистрированы не в России. Они действуют по законам государства, в которых зарегистрированы. Поэтому называть их наёмниками, как минимум, неэтично. Они защищали геополитические интересы страны, получая зарплату, как и военнослужащие. В любом случае, многие члены ЧВК — граждане России и мы обязаны за них бороться, кто бы чего про них ни говорил.

 — Есть ли у нас возможности вызволять пленников исламистов, когда они ещё живы?

— У ГРУ и других наших силовых структур должны быть, и есть выходы на представителей самых разных, в том числе террористических организаций. Через свою агентуру надо пробовать договориться о выкупе или организовать операцию по освобождению. Подобных примеров в нашей новейшей истории немало. Начиная с Первой чеченской кампании, российские силовики использовали свою агентуру для того, чтобы освобождать пленных и заложников. Думаю, что крики в интернете о том, что Россия «бросает своих», не имеют под собой существенной подоплёки. Если никто публично не говорит о том, что пленных пытаются или пытались освободить, это не значит, что наши силовики бездействуют.

 — Размещение ролика с пленными россиянами это просто психологическая атака на Россию или исламисты имеют какие-то иные цели?

— Я думаю, что это очередная пропагандистская акция ИГ. Они хотят доказать, что дела у них идут неплохо, раз они захватывают в плен «русских военных». Исламисты очень хорошо освоили законы информационного общества, методы влияния на него. Конечно, они рассчитывали и на общественный резонанс в России, чего, в общем-то, и добились. Какие-то представители внутренней пятой колонны в нашей стране не преминут воспользоваться ситуацией в предвыборный период.

 — Может быть, пора у нас принимать закон, полностью легализующий деятельность ЧВК?

— Работа в этом направлении идёт. Подобный закон вносился в Государственную Думу РФ. Правда, он не был принят к обсуждению, его отклонили. Со временем, я думаю, всё равно к этому придётся вернуться. Поскольку в современном мире подобные структуры важны для государства. И непонятно, почему мы должны стесняться своих ЧВК. Если мы оказываем другим странам и организациям военные, охранные и прочие услуги за деньги, то непонятно, почему налоги от деятельности наших ЧВК должны идти в третьи страны.

— Я бы ни в коей мере не относил захваченных в Сирии террористами россиян к категории наёмников, — говорит профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор политических наук, член Научного совета при Совете безопасности РФ Андрей Манойло. — В большинстве стран мира есть законы, которые запрещают деятельность наёмников, считают войну за деньги в негосударственных силовых структурах — военным преступлением. Есть такой закон и в России. Однако захваченных исламистами казаков я отношу к категории добровольцев. У добровольцев, в отличие от наёмников, главный мотив деятельности — идея. И то, что один из пленников Григорий Цурканов был членом общественного объединения «Боевое братство» как раз указывает на идейность пленников.

Кроме того, я считаю, что все разговоры о мифической ЧВК «группа Вагнера» — это досужие разговоры. Никакого реального подтверждения деятельности такой организации нет. Никаких документов, подтверждающих, что Роман Заболотный и Григорий Цуркану состояли в какой-то ЧВК — нет. Пока подобных документов не найдено, мы имеем все основания считать попавших в плен россиян добровольцами. Они принадлежат к тем людям, которые по зову сердца идут отстаивать интересы русских жителей Донбасса, бороться с экспансией терроризма и радикального исламизма. И это даёт дополнительные основания глубоко их уважать. А, следовательно, Россия должна прилагать все усилия для их освобождения — когда это ещё не поздно.

 — Почему «Боевое братство» заявляет о том, что не отправляло Заболотного в Сирию?

— Это общественно-патриотическая организация, созданная для поддержки ветеранов военных действий. В её задачи не входит рекрутинг добровольцев для войны в Сирии или где-то ещё. А то, что люди, состоящие в подобных организациях, первыми едут на войну, это логично, поскольку менее логично ждать подобных действий от любителей вышивать крестиком.

Террористы расставляют смертельные сети против нашей страны

 — Может быть, пора официально признавать ЧВК в России?

— В большинстве стран мира идут споры о том, как расценивать деятельность ЧВК. По большому счёту, ЧВК выглядят как новая форма легализации наёмников. Они, по сути, за деньги делают тоже, что и наёмники, но при этом имеют некие контракты с госструктурами различных государств. При этом важно понимать, что большая часть современных войн — это войны гибридные. Кстати, сам этот термин принадлежит «бешеному псу» — нынешнему главе Пентагона Джеймсу Мэттису. А в гибридных войнах как раз ЧВК — крайне необходимые и эффективные структуры. Они действуют там, где действия регулярных воинских подразделений затруднены. Это гибкий и удобный инструмент. Поэтому России, чтобы в современных условиях защищать своих национальные геополитические интересы, тоже необходимы ЧВК.

Я думаю, что закон о ЧВК в перспективе ближайших нескольких лет будет принят. Он уже выносился в 2012 и 2013 годах на обсуждение в Госдуме, но был отклонён. Единственное, что мешает его принять — опасения, что подобные компании, а по сути, небольшие профессиональные армии, могут быть использованы не самыми добросовестными политиками-авантюристами против той власти, интересы которой они должны защищать.

Источник :http://svpressa.ru/war21/article/182852/