Menu


"Даже Пальмира меркнет на этом фоне": что археологи увидели в районе Алеппо


Российским археологам впервые после начала войны в Сирии удалось попасть в окрестности Алеппо. Они исследовали состояние объектов культурного наследия ЮНЕСКО, оказавшихся в зоне боевых действий. Речь идет о древнейших зданиях, храмах, мостах на площади в несколько десятков квадратных километров.
О итогах экспедиции в места, где еще во времена Восточной Римской империи и Византии оформился мощный центр православного христианства, в эксклюзивном интервью ТАСС рассказал ведущий научный сотрудник НИИ культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева Тимур Кармов.

— Какие именно объекты в каких населенных пунктах осматривались в ходе поездки?

— Экспедиция работала в провинции Алеппо в 25-30 км к северо-западу от самого города в районах, контролируемых курдским отрядами народной самообороны в самопровозглашенной автономии Сирийского Курдистана, — это кантон Африн.

В этом районе числятся как минимум восемь археологических объектов всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Ключевым объектом являлась группа под названием Джабал Семаан. Он и был обследован российской экспедицией.

— Это первая поездка археологов после начала военных действий в Сирии на эти объекты?

— Да, с начала конфликта этот курдский район был отрезан от внешнего мира с одной стороны боевиками "Джебхат ан-Нусры", с другой — боевиками "Исламского государства" (террористические организации, запрещены в РФ), только недавно курды разорвали блокаду и наладили устойчивое сообщение, правда, по одной только дороге через Алеппо. До нас, конечно, никаких экспедиций и специалистов там не было.

— Как вы можете оценить степень их сохранности в сравнении с объектами Пальмиры? Находятся ли они все на освобожденных территориях или часть остается в зоне боев?

— Сравнивать не совсем корректно, поскольку Пальмира, по сути, — это один объект-парк, а здесь целых восемь! Причем каждый в отдельности сопоставимый с Пальмирой и площадью, и значением.

Это здания, храмы, мосты на площади несколько десятков квадратных километров в невиданной концентрации. И только три из восьми таких парков частично или полностью контролируются курдами, остальные под контролем бывшей "ан-Нусры" и ее союзников.

Мы сумели обследовать всего один парк-объект Джабал Семаан — 4, который, хоть и полностью освобожден, но с юга всего на полтора-два километра отстоит от фронта. Надо сказать, что этому объекту повезло, так как курды довольно быстро вытеснили отсюда боевиков и те просто не успели нанести ущерба. Также боевики не успели окопаться, и поэтому позиционных долгих боев — наиболее разрушительных для сооружений — удалось избежать.

Однако, в отличие от обследованного нами Джабал Семаан — 4, остальные объекты находятся прямо на линии фронта и сейчас каждый день и каждый час подвергаются опасности полного уничтожения.

— Есть ли объекты, требующие срочного вмешательства реставраторов или консервации? Возможно ли в ближайшее время приступить к восстановительным работам хотя бы на части объектов?

— Как я отметил ранее, те постройки и элементы пострадали от войны минимально, да и благодаря местному климату прекрасно сохранились. Хотя некоторым не помешала бы, безусловно, консервация и реставрация. Но, думаю, в ближайшее время это невозможно. Бои в окрестностях и в самом Алеппо продолжаются.

— Не рассматривается ли возможность хотя бы минимальной консервации таких объектов?

— Пока не рассматривается. Мы рады, что удалось хотя бы добраться туда и зафиксировать нынешнее состояние.

— На что должны быть в первую очередь направлены усилия археологов после возобновления раскопок: на обнаружение сохранившихся элементов зданий и сооружений, разрушенных боевиками, или на раскопки еще не исследованных исторических слоев — то, что было запланировано еще до войны? В какой степени реставраторам потребуется помощь археологов?

— До войны там работало несколько французских и ливанских экспедиций.

Район очень богат яркими и знакомыми для России археологическими объектами — там оформился мощный центр православного христианства еще в Восточной Римской империи и Византии. Многие христианские сюжеты и примеры были впоследствии взяты в русскую христианскую православную практику, как, например, духовное подвижничество — столпничество.

Работы настолько много, а объемы настолько велики, что даже Пальмира меркнет на этом фоне. Для начала необходимо организовать несколько больших экспедиций, чтобы зафиксировать все неучтенные постройки и сооружения — а здесь их огромное количество. Затем начать планомерные раскопки для уточнения датировок и границ, а затем уже к работе смогут приступать реставраторы.

Источник : http://tass.ru/opinions/interviews/3758287




Наверх