Menu

Герои Новороссии: поэт Вадим Негатуров,один из погибших в Доме Профсоюзов

Одним из погибших в сожженном украинскими нацистами 2 мая 2014 года Доме профсоюзов был коренной одессит и поэт Вадим Негатуров. Незадолго до своей гибели он стал лауреатом Всероссийского форума гражданской поэзии "Часовые памяти" и сочинил "Марш Куликова поля". 5 декабря Вадиму Витальевичу Негатурову должно было исполниться 55 лет. Светлая тебе память, Поэт!

В истории человечества известно, что рождению вождей и царей, позже появлению на свет известных личностей, в том числе и поэтов, предшествовали всяческие знамения. Так складывались легенды и мифы. В наше безбожное время такие приметы канули в Лету. Что предшествовало рождению Вадима? Ровно за день до седьмого дня рождения Вадима Негатурова, 4 декабря 1966 года, находясь на загородной платформе в Переделкино в ожидании электрички, Александр Аркадьевич Гинзбург, творивший под псевдонимом Галич, сочинил первые строфы песни-стихотворения "Памяти Пастернака":

Разобрали венки на веники,

На полчасика погрустнели…

Как гордимся мы, современники,

Что он умер в своей постели!

И терзали Шопена лабухи,

И торжественно шло прощанье…

Он не мылил петли в Елабуге

И с ума не сходил в Сучане!

Даже киевские письмэнники

На поминки его поспели.

Будущий советский диссидент не был ни духовидцем, ни предсказателем и никаким боком не мог предугадать, что спустя 48 лет "киевские письмэнники" не смеют "поспеть" на поминки замечательного поэта, уроженца Одессы Вадима Негатурова. Свою судьбу поэт Вадим Негатуров, как всякий истинный поэт, предсказал себе сам:

Стихи — дрова костра,

Где будет он сожжен,

Иль космотопливо

Для взлета в Небеса.

Предсказал не только в стихах, но и в автобиографии: "В Одессе хотел бы и умереть в свыше назначенный час…" "Мама, когда я умру, меня все узнают", — незадолго до своей гибели написал Надежде Дмитриевне Негатуровой ее сын. Мама-украинка родом с Черниговщины. В 1955 году она закончила Одесский финансово-кредитный техникум, трудилась крановщицей на Одесском заводе прессов, а с сентября 1960 года работала на шиноремонтном заводе. Отец, Виталий Борисович, — русский, коренной одессит. В 1956 году окончил Автомеханический техникум по специальности "Обработка металлов резанием", был начальником отдела труда и зарплаты сначала на Одесском ремонтно-механическом заводе, затем — в той же должности — на Заводе тяжелого краностроения им. Январского восстания. 1 февраля 2013 года Виталий Борисович скончался. Дедушка и бабушка Вадима со стороны папы погибли во время Великой Отечественной войны, в 1941 году. Бабушка мамы оказалась на оккупированной немцами территории, а дед прошел всю войну и закончил ее в Берлине. Словом, обычная советская рабочая семья. Жили скромно, но дружно и хорошо.

Мальчик рос обычный, хотя и в необычном городе. Помогал младшему брату и сестренке, помогал родителям по хозяйству. Впрочем, далеко не все, как Вадим Негатуров, заканчивают школу с золотой медалью. Сразу после школы будущий поэт поступил на механико-математический факультет Одесского государственного университета им. И.И. Мечникова и перед окончанием второго курса женился. Его избранницей стала однокурсница Елена. Свадьбу сыграли 2 июня 1979 года, а буквально на другой день жених укатил в стройотряд, в Тюменскую область. Ничего не поделаешь, и деньги для молодой семьи можно хорошие заработать, да и старосте группы как-то не к лицу отлынивать, когда все твои сокурсники в стройотряде. По своему характеру Вадим Негатуров не боялся работы и учился хорошо. Если школу с золотой медалью закончил, то университет с красным дипломом. Тогдашние студенты-лодыри, не тянувшие на высший балл, отшучивались, мол, лучше иметь красную морду и синий диплом, чем наоборот.

20 декабря 1979 года в семье Вадима и Елены родилась дочка Надежда. Молодой отец как мог помогал жене, по ночам подрабатывал. Когда дочурке было шесть лет, супруги разошлись. Автору томика биографии Вадима Негатурова в малой серии ЖЗЛ Александру Бондаренко жена поэта сказала о своем бывшем супруге: "Он даже в мелочах не врал! Когда у него вдруг какая-то любовь появилась, он не смог мне соврать. Мы тогда сразу решили, что у нас уже больше ничего не получится. В общем, он сразу собрал вещи и ушел. Некоторые живут, обманывают — и все их устраивает. Но эта двойная жизнь была не для нас. Интересная мелочь, которая его характеризует, — когда мы разошлись, он попросил только, чтобы я ему отдала стихи Высоцкого. Он очень любил Высоцкого. И эти стихи… В те годы они редко печатались. Когда-то я распечатала ему их на день рождения на больших листах. И когда он уходил, сказал: "Мне только стихи Высоцкого, мне больше ничего не надо". А у нас был большой книжный шкаф". Всю библиотеку он оставил бывшей жене и дочери и ушел со стихами Высоцкого.

А вот своих стихов, судя по воспоминаниям, Вадим тогда еще не писал. Дочку тоже не забывал. Продолжал ее навещать, гулял с ней. Связь между отцом и дочерью не прервалась и Надежда признается, что "папа был действительно папой. Дети для него — святое, независимо от взаимоотношений с женщинами. Очень мало мужчин с таким выраженным отцовским инстинктом".

В 1982 году Вадим получил красный диплом, а 7 декабря 1984 года его призвали на двухгодичную службу в звании лейтенанта. Студенты математических и физических факультетов советских вузов, где была военная кафедра, по окончании учебного заведения получали офицерские звания командиров взводов в основном для ракетных войск или войск ПВО. Вадим получил направление на 167-й узел связи 21-й дивизии войск противовоздушной обороны СССР, который располагался в 15-20 километрах от Одессы. Это позволяло жить дома, а не в офицерском общежитии. Серьезное отношение к своим обязанностям позволило лейтенанту Негатурову искоренить во вверенном ему взводе "дедовщину". "В царской армии не было "дедовщины", а армия была сильнейшей в мире!" — рассуждал Вадим. Правда, именно в это время Негатуров стал злоупотреблять спиртным. Об этом стоит сказать не только потому, что об этом пишет автор единственной пока биографии одесского поэта. В конце концов, не житие святого, а жизненный путь человека из плоти и крови написал Александр Бондаренко. Самое главное, как мы помним, Вадим Негатуров не любил врать и никогда не врал.

Я ради веселья потешного,

Пил ведрами зелье дурманное…

Прости меня, Господи, грешного!

Помилуй меня, окаянного!

Бродил я средь блуда кромешного,

Ища наслажденья желанного…

Прости меня, Господи, грешного!

Помилуй меня, окаянного!

По отзывам друзей и людей, близко знавших Вадима, он не был религиозным человеком, но всегда был человеком, ищущим Истину. Этот путь и привел его к Христу. Из-за недостатка места не будем здесь цитировать стихи Вадима Негатурова о Христе, достаточно набрать в поисковике, чтобы ознакомиться с ними. Нам осталось сказать о последних минутах поэта из Одессы.

Лауреат V Всероссийского форума гражданской поэзии "Часовые памяти" и победитель Конкурса коротких поэтических поздравлений с Днем Победы 2014 года Вадим Негатуров неоднократно бывал на "Куликовом поле". На этой самой большой из исторических площадей Одессы стоит ныне печально знаменитый Дом профсоюзов. В пушкинскую эпоху этот участок земли принадлежал помещикам Куликовским, и несмотря на разные официальные наименования народ прозвал площадь "Куликово поле". Когда по всему юго-востоку Украины прокатилась "Русская весна", ее вождями в Одессе стали Вадим Негатуров и один из его друзей, Виктор Гунн, руководитель поэтической студии "Феникс". На Куликовом поле они участвовали в митингах в защиту русского языка, за федерализацию страны и против властных перемен в Киеве.

Как утверждает биограф одесского поэта Александр Бондаренко, "главной своей задачей пребывания на Куликовом поле Вадим Негатуров считал защиту православия — той духовной основы, на которой многими веками держится союз братских русского, украинского и белорусского народов, реально — трех ветвей одного народа. Вполне возможно, что он и был в числе инициаторов создания "православных палаток", где были размещены святые иконы и регулярно проводились богослужения". Вадим Негатуров присматривал за иконами и порядком в одной из часовен, после того как был арестован служивший в ней батюшка.

Тогда же, в апреле 2014 года, Вадим Негатуров написал свои главные стихи — "Марш Куликова поля". Их положил на музыку петербуржский композитор Григорий Солодченко, который никогда не встречался с Вадимом Негатуровым, а на протяжении трех лет постоянно общался с ним в социальной сети "ВКонтакте". "Марш Куликова поля" в исполнении питерского актера Марата Шалиева записали 30 апреля, и Вадим Негатуров успел услышать гимн одесского сопротивления.

2 мая Вадим Негатуров спасал иконы, выносил их из православной палатки, которую подожгли боевики "Правого сектора". Вместе с иконами он оказался в Доме профсоюзов. О дальнейшем мы знаем и... не знаем. Не знаем, поскольку киевские власти не провели расследования. Со слов медсестры, оказывавшей первую помощь пострадавшим, в том числе и Вадиму, нам известно, что поэт выпрыгнул из окна на горящие шины внизу. Несмотря на полученные ожоги, этот крепкий мужик выдюжил бы, если бы не ожог дыхательных путей… Отек легких привел к удушью. Он начинал задыхаться. Пока медики готовились ввести обезболивающее и просили набраться терпения, Вадим поразил врачей фразой: "Я потерплю. Я пока буду молиться, вы готовьтесь". Будучи еще в сознании, Вадим попросил сестричку перекрестить его, когда он будет умирать. Среди пятидесяти с лишним погибших в Доме профсоюзов оказался и поэт Виктор Гунн.

Источник : 

http://www.pravda.ru/society/family/life/05-12-2014/1238495-vadim_negaturov-0/