Menu

Сообщения от ополчения. Новороссия 5.07.2015

Сообщения от ополчения. Новороссия 5.07.2015

Сообщение от ополченца Александра Жучковского

Сегодня общался с ребятами на одном участке в ЛНР. Рассказывали, как недавно перестреливались с блокпостом ВСУ. Украинские бойцы выходят на переговоры, говорят - "Чего вы по нам стреляете, мы воевать не хотим, стреляйте по правосекам и полякам", - и дают координаты. Наши потом хорошо отстрелялись по лагерю наемников, а с ВСУшниками установили временное перемирие.

Не в первый раз слышу подобные истории, хотя своих украинцы не часто сдают, в основном просто договариваются с нашими без необходимости (когда нет активных боевых действий) не обстреливать друг друга.

С другой стороны, знаю злых ополченцев, которые самостоятельно ходят на блокпосты и за линию фронта "кошмарить" хохлов, бывает что идут в рукопашную, работают ножами. Для таких бойцов, особенно у кого семьи в оккупации или погибли, никакого перемирия не существует.

 Сообщение от ОД Новороссия Северо-Запад

4 и 5 июля - важные даты борьбы за Новороссию. Именно в эти дни в 2014 году был оставлен Славянск, долгие месяцы бывший символом несгибаемой воли и мужества русских ополченцев. Мы предлагаем вам текст военного историка Евгения Норина о завершении героической обороны города:

"Операция по выходу из котла, проведенная Стрелковым и «Плохим Солдатом» Петровским, составляет одну из замечательных в военном отношении страниц войны. Поскольку ситуация к началу июля стала стремительно меняться к худшему, ополченцы начали уже предметно готовиться к прорыву.

По понятным причинам деблокирующего удара извне ждать не приходилось. Соответственно, предстояло самостоятельно вытянуть себя из котла за волосы. На руку повстанцам была рыхлость кольца окружения: украинские войска перехватывали основные выходы из Славянска и Краматорска, но еще существовала возможность, по крайней мере в темное время суток, вырваться из городов проселками. Решение требовалось принимать быстро: уплотнение кольца было бы вопросом времени и буквально через пару-тройку дней любой рывок привел бы к массовому избиению выходящих колонн артиллерийским огнем и даже украинской пехотой.

Отход было решено организовать в два этапа. Сначала ополченцы «схлопывали» узел обороны в самом Славянске и его пригородах, пробиваясь в Краматорск, а затем собирали отряды, обороняющиеся в Краматорске, и выходили дальше на юг: к Горловке и Донецку. Почему на юг? В принципе не так далеко к востоку находились весьма боеспособные отряды под командованием Мозгового, воевавшие в районе Лисичанска. Но как раз к востоку от Славянска шли основные бои последних дней и там же находилась сильнейшая группировка украинских войск.

Встретиться с плотным заслоном в планы командиров ополчения не входило, поэтому окруженцы выдвигались все-таки через Краматорск, кольцо вокруг которого было не столь плотным. Выходить к нему пришлось не через основную трассу, поскольку на главной дороге украинцы уже сумели установить опорный пункт. План предусматривал отдельный отвлекающий удар силами импровизированной бронегруппы. Два танка и легкие бронемашины должны были разбить блокпост украинских войск на главной дороге к Краматорску, после чего уйти полями на соединение с основными силами.

Операция готовилась в глубокой тайне. Даже вечером четвертого числа основная масса бойцов еще пребывала в неведении относительно ближайших планов командиров. Некоторые ополченцы из Краматорска, например, полагали, что перемещения групп ополченцев имеют целью стянуть силы в Краматорск для грядущей атаки аэропорта. Секретность не была праздным делом: будь украинские военные уверены в том, что прорыв произойдет со дня на день, они, без сомнения, усилили бы нажим на оборонительные редуты ополченцев и приложили бы усилия к укреплению периметра.

Даже самые простейшие меры, вроде лишнего минного поля на проселке, могли привести прорывающиеся части к катастрофе. В рамках подготовки к прорыву отряды повстанцев из Славянска и Краматорска выдвигались навстречу друг другу для установления контроля над проселками. Не все шло гладко. Сотовая связь не работала, а раций не хватало, поэтому на точке встречи спонтанно произошло несколько коротких «дружественных» перестрелок.

Приказ на общий отход последовал в ночь на пятое и вызвал у многих бойцов шок. Не стоит забывать, что большинство ополченцев были местными жителями и для них сдача города означала в буквальном смысле оставление родных очагов и отеческих могил. Местные бойцы уходили чаще всего вместе с семьями, о транспорте для них позаботились.

Также уезжали сочувствующие ДНР: от украинских войск, а пуще того служб безопасности они справедливо не ждали ничего хорошего. Для такого каравана с массой гражданских требовалось значительное количество топлива и машин. Из-за нехватки горючего и механических поломок пришлось бросить некоторую часть бронетехники и кое-что из запасов. Среди прочего был оставлен штабель неисправных противотанковых ракет, которые позже с гордостью демонстрировались в качестве трофеев. Выход из города проселками начался около полуночи. Шли по проселкам с потушенными фарами: иллюминация неизбежно привлекла бы внимание неприятеля. Основную массу машин в колонне составляли гражданские легковушки, и часть их вышла из строя по дороге: в темноте можно было легко наскочить на камень. Заночевали в Краматорске, а наутро колонна с основной массой людей и техники пошла на юг, к Донецку, а специальные поисковые группы отправились на маршрут искать отставших.

На рассвете к Краматорску пешком вышел гарнизон Семеновки. Эти люди прикрывали отступление и изображали активные действия, чтобы противник не заметил странной пустоты в своем капкане.

Через несколько дней от Николаевки к остальным пришел отряд «Моторолы». Все эти подразделения также грузились на имеющийся транспорт и уходили на Донецк. Исключение составили некоторые небольшие группы, в том числе отряд пресловутого «Бабая». Этот командир самовольно отвел своих людей в Луганскую область, а позже просто покинул театр военных действий, отправившись по своим делам в Крым. Приходится констатировать, что фотогеничный боевик не всегда хороший офицер.

К чести ополченцев, очень мало кто последовал его примеру: костяк отряда «Бабая» продолжал сражаться уже под Луганском. Пока по проселкам к Краматорску выходила колонна ополченцев и гражданских, на основном шоссе между Славянском и Краматорском кипел бой. Бронегруппа повстанцев была отправлена для нанесения отвлекающего удара против опорного пункта украинцев возле стелы на выезде из Славянска. Судьба этого отряда была печальной. Точно реконструировать ход последнего боя бронегруппы достаточно сложно. По сообщениям СМИ и описаниям схватки с украинской стороны, выходит следующая картина.

Блокпост обороняли более 70 человек: милицейский спецназ и десантники. В ночь прорыва они перехватили легковую машину, захватив живыми четверых человек, в том числе двух женщин-ополченок. Деталь необычная, к тому же позднее пленные девушки были продемонстрированы по ТВ, так что, видимо, этот эпизод достоверен. Пленные показали, что в ближайшее время по блокпосту может быть нанесен удар. Вскоре против блокпоста действительно обнаружился отряд повстанцев на бронетехнике. Первый ход был за ополченцами: танк подбил украинскую БМД.

В ходе начавшегося боя ополченский танк и БМД были уничтожены в ближнем бою из гранатомета, еще несколько единиц техники вышли из строя под артиллерийским огнем, которым блокпост поддержали с Карачуна, а на украинской стороне была серьезно повреждена еще одна БМД. По крайней мере одна БМП ополченцев подорвалась на противотанковой мине, еще один танк в темноте свалился в глубокий кювет и был брошен.

Общие потери ополченцев в бронетехнике составили два танка, две БМП и БМД. Судя по всему, бронемашины пытались пробиться прямо по дороге вместо того, чтобы идти через поля, и, возможно, именно эта ошибка стоила жизни людям из отвлекающей группы.

Позднее в сети распространилась информация, согласно которой бронетехника, подбитая в ночном бою, принадлежала украинским войскам. Судя по всему, эта версия обязана своим появлением характеру боя: в темноте бились накоротке и остовы мертвых боевых машин повстанцев и украинцев поутру были обнаружены журналистами стоящими вперемешку, по крайней мере на небольшом расстоянии друг от друга. Как бы то ни было, бронегруппа ополчения погибла, но сделала ровно то, что от нее требовалось: отвлекла на себя артиллерийскую группировку украинских войск, показала активность вовсе не там, где происходили главные события и, таким образом, позволила остальным уйти. Тем временем по шоссе в сторону Донецка ехали те, кому солдаты отвлекающей группы купили жизнь. Этот марш мало напоминал бегство разбитой армии. Машины двигались организованно, сохраняя порядок. Броня защищала грузовики с пехотинцами.

Самодельные зенитные установки из автоматических пушек на грузовиках прикрывали колонну с воздуха. У этих людей и их командиров были поводы для гордости. В Славянск в апреле пришел отряд из нескольких десятков человек с мизерным количеством стрелкового оружия. Теперь по залитой солнцем автотрассе в Донецк шел полноценный полк. Шел на трофейной технике. Эти люди не смогли одержать победу там, где одержать ее было невозможно, но они сохранили боеспособность и боевой дух. Победы же, как мы теперь знаем, были для них не за горами. Сейчас невозможно сказать, войдут ли они еще раз в Славянск. В историю уже вошли."