Menu


01.05.15. Репортаж от Дмитрия Стешина и Александра Коца


"Мы нашли в Донецке уникальный архив рукописей братьев Стругацких. Рукописи хранились в подвале частного дома, упакованные в пищевую пленку и замотанные скотчем. Фантасты стали классиками еще при жизни, а после смерти Бориса в 2012 году их труды, без ложного пафоса, принадлежат уже не нам, а нашим потомкам. В Донецке, в городе, который по версии украинских СМИ населен быдлом и алкоголиками, хорошо понимали, что «рукописи не горят» только в романе одного великого киевлянина.

В реальности города, через который проходит линия фронта, может случиться всякое и непоправимое.

Донецкая творческая интеллигенция приняла меры. Архив, это почти сотня папок, тщательно упакованных в пищевую пленку и пакеты замотанные скотчем. Папки сложены штабелем в сухом и чистом подвале частного дома в центре Донецка. Сам дом нам не показали, на всякий случай.

Мы ждали в машине нашего провожатого Владислава Русанова, и через десяток минут он вернулся с тяжелым пакетом. Не знаю, что там, взял первую попавшуюся упаковку. Сейчас посмотрим. Пакет мы вскрывали где положено — в Донецком союзе писателей. Когда-то он был Национальным украинским союзом, но после известных событий поменял свое название и внутреннее содержание. Украинские писатели обиделись и ушли. При этом, в большинстве своем, они не бежали в Киев, а остались в эти тяжелые месяцы на Донбассе и есть надежда, что в скором времени «русские» писатели и «украинские» писатели сядут за один стол, выпьют и помирятся. Скотч и толстый полиэтилен не даются тонким писательским пальцам.

Приносим нож и пакет распадается на несколько папок:

- Приходится каждый раз головоломку разгадывать, - улыбается Владислав Русанов. - Вот на папке «ГО» написано. Это рукопись «Града обреченного». Или вот, «ОуПА» - «Отель «У погибшего альпиниста». «УнС» - «Улитка на склоне»... Тексты машинописные, но можно видеть правку ручкой. А вот написан план их рукой — делили, кому что писать. Владислав бережно упаковывает папки обратно в пакеты. Их надо вернуть в тайное хранилище. А мы едем на окраину Донецка - к человеку, благодаря которому и появился в Граде обреченном этот уникальный архив.

«Я НЕ РЕДАКТОР, Я ИССЛЕДОВАТЕЛЬ!»

Дом стоит на самом краю города, из окна видна линия фронта. Светлана Бондаренко нам проводит маленькую экскурсию: «Вон там дымит поселок Спартак, а вот аэропорт. Там тихо сегодня. Мы тут все слышим, но к нам пока не залетало». В маленькой комнатке один из книжных шкафов полностью занят Стругацкими в разных изданиях. Светлана рассказывает:

- Увлекалась Стругацкими с молодости. В 1990 году была создана группа «Людены» — не просто любителей, а скорее исследователей Стругацких. В том же году состоялась единственная встреча с Аркадием Натановичем. Через год он ушел. Но эстафету взял Борис Стругацкий. Раз в год в Питере проходит фантастический Конвент «Интерпресскон». Борис Натанович приезжал, вел это мероприятие, вручал награды, один вечер посвящал нам. Иногда ездили к нему домой. - Как же к вам попали их рукописи? - Я обратила внимание на различие разных изданий и думала, что теперь, познакомившись со Стругацкими, можно взять их рукописи и увидеть, как оно должно было быть на самом деле. Кое что в текстах они исправляли при редактуре, переделывали, как им нравилось больше. Чтобы приблизить тексты к реальным, к исходным вариантам, нужно было сверять все рукописи, издания, смотреть где лучше, решать, что оставить. Стругацкий сказал: «Это годы работы, я не возьмусь».

Я ему и предложила: «Я сделаю». Это было в 93 году. И с тех пор я постоянно возила в Донецк рукописи. Собрался внушительный архив. А в 99-м владелец издательства «Сталкер» Воронин решил воплотить свою мечту — издать собрание Стругацких. Приехал к Борису Натановичу заключать договор. Он потом говорил: «Это был единственный издатель, с которым я не торговался». Издатель — донецкий, меня Стругацкий к нему и определил. Вышел 12-томник, на каждом из которых стояло факсимиле Бориса Натановича, что эти тексты являются «каноническими» или, если угодно, «эталонными». Многое осталось за кадром. - Много ли нашлось отличий? Есть мнение, что Стругацких советская власть «душила» и сильно редактировала... - Писали вещь, к примеру, а в середине решали, что не в эту сторону сюжет развернем, а в другую. Уговаривала Стругацких поместить эти отрывки в 12- томник. Он говорил: «Нет, это все черновое, не обработанное. Смеяться будут».

Я его долго уговаривала, в конце концов он сказал мне: «Делайте книгу, включайте в нее отрывки каких угодно объемов». Я говорю, это будет на три четверти ваши тексты. Он отвечает — да хоть на девять десятых. Но чтобы автором была Бондаренко, а не Стругацкий. И постепенно вышли четыре книжки «Неизвестные Стругацкие». ВОЙНА ФАНТАСТОВ ПРОТИВ ФАНТАСТОВ - Борис Натанович не просил вернуть все эти папки? - Я сама хотела, но у Бориса Натановича то ремонт в квартире, то после ремонта уже места под архив нет. Так я и стала хранителем. В 2012 году Борис Натанович умер.

В 13 году я встречалась с его вдовой, сказала, что рукописи у меня. Вот в этом шкафу они и хранились.

- Почему решили перепрятать?

- У нас пожар был в подъезде, горели три этажа, до нас не дошло. Я тогда еще задумалась. А потом пришла война, они были все ближе и ближе, обстреливали центр. Думали вывезти в Россию, но обстреливали дороги. Решили, что безопаснее — поместить в подвале в частном доме.

- Стругацкие в каком-нибудь произведении прогнозировали происходящее сейчас?

- Психология нынешних украинских воинов — это «Парень из преисподней». Причем начинали-то Стругацкие эту вещь не с повести, а со сценария. В нем главный герой был более непригляден. Летом было ощущение нереальности происходящего. Реалии совершенно фантастические. Фантаст Федор Березин вместе с ролевиком Стрелковым воюют в Славянске против сил Авакова — устроителя «Звездного моста» в Харькове. Это фантастический конвент, на котором он Федору в свое время вручал награды.

- А Борис Натанович интересовался происходящим на Украине?

- Мы разговаривали об оранжевой революции. Сначала он думал, что тут демократические силы поднялись скинуть олигархов, установить народовластие. К нему обращались журналисты с Украины: «Поддержите нас!» Он отвечал: «Ребята, только осторожнее, только без крови». А через год он уже говорил: «Я-то думал, это демократические перемены, а на самом деле это элементарный дележ собственности, отягощенный национальным вопросом». Я думаю, даже Стругацкий при всей его фантазии вряд ли мог бы предположить, что мы дойдем до такой войны. Я смотрела на происходившее в Ливии, Сирии, Египте... Думала, ну у нас-то такое невозможно. А оказалось, что налет цивилизации слетает с человека очень быстро. Грустно. Когда Донбасс был с Россией — его уважали, а когда он был с Украиной, его унижали.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Судьба архива до сих пор непонятна, особенно накануне нового витка полномасштабных боевых действий и возможного штурма Донецка. Архив готовы принять и сохранить на родине писателей — в Петербурге. Непонятно, как его вывезти в Россию. По словам Владислава Русанова, проблемы с российской таможней неизбежны, если не будет официального разрешения на ввоз архива, как «культурного наследия»: - Я с ужасом представляю, как этот архив на КПП выкинут из багажника и он будет где-то там валяться. «Комсомолка» будет следить за судьбой архива и попытается оказать посильную помощь."

Источник :<noindex> http://x-true.info </noindex>




Наверх