Menu


Война в Сирии: хроника зверских преступлений


Пока Соединенные Штаты вкладывают деньги в деятельность сирийских "оппозиционеров", последние устраивают зверские расправы над мирным населением Сирии. Достается даже пригороду Дамаска. Кровавые теракты, казни женщин и детей, самоподрывы мирных жителей (лишь бы не попасть в руки бандитов)… Об этом рассказывает спецкор Pravda.Ru в Сирии.

Джарамана — небольшой, но довольно-таки густонаселенный город под Дамаском. За все годы войны в Сирии террористы, называющие себя "умеренной оппозицией", неоднократно пытались захватить этот город, но армия и отряды самообороны, ценой жизни лучших бойцов, всякий раз отбрасывали налетчиков.

Жителям Джараманы пришлось перенести немало испытаний. Начиная с лета 2012 года боевики-"оппозиционеры" нередко совершали против них страшные теракты. В одном из них погибло около ста человек. Затем, когда правоохранительные органы Сирии научились бороться с заминированными автомобилями, террористы перешли на минометные обстрелы. От них очень трудно защититься, и жертвой может стать любой человек, где бы он ни находился — дома, на улице или в автобусе.

На главной площади — Ар-Раис — хорошо виден импровизированный памятник в виде сердца, на котором изображены портреты погибших при двойном теракте в Сирии 28 ноября 2012 года. Несмотря на то, что прошло уже два года, люди помнят павших — около этого народного мемориала постоянно лежат цветы. Конечно, размещены портреты далеко не всех погибших. Некоторых даже и опознать не удалось.

Рассказывают, что взрыв заминированной машины произошел около 7 часов утра, когда на улицах было полно народу — все спешили на работу. Через несколько минут после первого взрыва, когда собрались жители ближайших домов, чтобы оказать первую помощь пострадавшим, раздался и второй. Крови было столько, что ее запах стоял на площади несколько дней (хотя поливальные машины помыли улицы).

Расположенная неподалеку больница еще никогда до того дня не видела такого количества трупов. Причем тот теракт даже не нанес ощутимых материальных разрушений — но в "адских машинах" было очень много мелких деталей. Специально для того, чтобы погибло и пострадало как можно больше граждан.

Еще один крупный взрыв прогремел в конце священного для мусульман месяца Рамадан 2014 года. Судя по времени, выбранному для теракта, он был направлен против представителей определенных конфессий. Как известно, в Рамадан мусульмане держат пост — не едят и не пьют до заката солнца, а потом разговляются, идут домой и садятся за ужин — ифтар. Так вот, взрыв прогремел перед самым ифтаром, когда на улице остались, в основном, христиане и друзы…

А вот — обычная, ничем не примечательная с виду сирийская школа… Ей не повезло — она стала мишенью минометного обстрела. Во двор упало три снаряда, когда у школьников закончились занятия и они покидали классы. Террористы использовали ту же тактику, что и при двойном теракте — последующие снаряды упали после того, как на место трагедии сбежались родители и соседи.

Жительница соседнего со школой дома рассказывает: "У нас в подъезде живет мальчик. Выглядит он младше своих лет и такой живой, подвижный, озорной. Прошило осколком, еле спасли. Одной девочке размозжило голову. Дети были в шоке".

Пятнадцать минут ходьбы от площади Ар-Раис — и попадаешь на площадь Мечей — Ас-Сьюф. Там стоит памятник борцам с французским колониализмом — в окружении изогнутых сабель бронзовые фигуры мужчины и женщины с ребенком. Над ними развевается знамя.

Всего в нескольких шагах — свежий котлован. "Здесь был жилой дом, но во время одного теракта он был полностью разрушен", — говорят люди (это произошло в августе 2013 года, и тогда погибло 18 граждан). Теперь то, что осталось от раненого дома, снесли. Но долгое время развалины напоминали о трагедии в Сирии. Это не единственный трагический случай в районе данной площади — были и более мелкие взрывы, и минометные обстрелы, поскольку тут — скопление народа.

"Мы поехали в гости к друзьям. Мой муж долго думал, где бы припарковать машину. В конце концов, забраковав одно из мест, он оставил ее немного дальше. И, пока мы сидели за столом, — прямо на это самое место, куда мы, к счастью, не поставили машину, упал снаряд. И затем — еще несколько разорвалось рядом", — рассказывает жительница.

Джараманцы, как и все остальные жители Сирии, переживают множество бытовых трудностей, связанных с войной. Раньше в городе проживало 400 тысяч человек, теперь — около полутора миллионов (и это только по официальным данным). Много беженцев из столичных пригородов, захваченных террористами.

Раньше было 11 въездов в город, теперь остался только один — остальные перекрыли в целях безопасности. В любое время дня и даже порой поздно вечером — огромные автомобильные пробки. Перебои с электроэнергией — более длинные и частые, чем в черте Дамаска (хотя в последнее время даже столичных жителей далеко не балуют электричеством). Свет отключают на три часа, затем на три включают — и опять трехчасовой перерыв. А совсем недавно перебои были по четыре часа).

И над городом все время висит Дамоклов меч нападения террористов — они достаточно близко… "Особенно мы переживаем после того, что случилось в прошлом году с Адрой", — говорят местные.

В Адре — другом пригороде Дамаска — проживали, в основном, рабочие государственных предприятий и госслужащие. Год назад террористы, напавшие на этот город тружеников, зверски расправились со многими жителями, их головы развесили на деревьях, трупы волочили за автомобилями.

12 декабря сирийцы вспоминали годовщину гибели семьи инженера Низара Хасана, его жены и двух малолетних сыновей. Отец семейства, чтобы его родные не попали в руки садистов, заранее запасся гранатами и при налете злодеев пустил их в ход. Вместе с ним и его семьей на тот свет ушли восемь захватчиков.

Вот и джараманцы опасаются, что с их городом может быть то же самое. Пощады от "оппозиционеров" ждать не приходится — ведь Джарамана стала своего рода символом сопротивления провинции Дамаск вооруженным бандам.

Опасаться приходится и скрытых врагов, находящихся внутри. Когда в городе находится много людей, прибывших недавно из самых разных мест Сирии, то волей-неволей приходится думать: нет ли среди них тех, кто готов, в случае чего, встретить бандитов хлебом-солью и оказать им всяческую помощь?

Рассказывают такую историю, произошедшую в сентябре этого года. Тогда террористы захватили соседний поселок Духанию. Возникла реальная опасность нападения на Джараману. Возникла паника. И вдруг одна из "беженок" при известии о приближении боевиков начала приветствовать это известие радостным криком — принятой в арабском мире "залгутой", которую услышали соседи.

К счастью, террористическая атака провалилась. На следующее утро та "беженка" и все ее семейство спешно погрузили вещи и уехали в неизвестном направлении. Испугались справедливого народного гнева.

А захваченная террористами Духания была вскоре освобождена армией Сирии. Увы, дорогой ценой — бои оставили тяжелые шрамы, дома разрушены, и людям теперь некуда возвращаться.

"Каждый взрыв — это или чья-то жизнь, или, в лучшем случае, — чье-то имущество. Многие потеряли все. Мы приобретали мебель в кредит, досталось нам это нелегким трудом. Не хочется все разом потерять", — сказала одна из жительниц Джараманы.

Тревоги, которые волнуют людей, понятны. К сожалению, они касаются далеко не только этого пригорода Дамаска, но и самой столицы Сирии, да и жителей, пожалуй, каждого сирийского города, каждой деревни. Даже тех населенных пунктов Сирии, которым повезло, где война не прошлась тяжелой поступью и не разрушила улицы.

Но внешние силы во главе с США продолжают делать все возможное для эскалации конфликта в Сирии. США не желают даже думать о том, что каждый доллар, переданный "сирийской оппозиции", оборачивается смертями и страданиями ни в чем не повинных граждан.

Источник :http://www.pravda.ru


Наверх