Menu

САРА ВАГЕНКНЕХТ: СТОРОННИКИ ИГ В ПРАВИТЕЛЬСТВЕ ТУРЦИИ СБРОСИЛИ С СЕБЯ МАСКУ

САРА ВАГЕНКНЕХТ: СТОРОННИКИ ИГ В ПРАВИТЕЛЬСТВЕ ТУРЦИИ СБРОСИЛИ С СЕБЯ МАСКУ

Лидер немецкой оппозиции в германском парламенте Сара Вагенкнехт (Левая партия) рассказала о том, что должна сделать Турция для борьбы с «Исламским государством», объяснила, почему она назвала президента Турции Тайипа Эрдогана «крестным отцом терроризма», высказалась по поводу расширения НАТО и отношениям с Россией.

 — Парламент ФРГ предоставил правительству мандат на участие в миссии против ИГ. ФРГ поддерживает операцию против террористов самолетами-разведчиками, самолетами-заправщиками и фрегатом. Увеличивает ли такая поддержка, которая не предполагает непосредственного участия в военных действиях, террористическую угрозу в ФРГ?

 — Бундесвер при помощи своих (самолетов-разведчиков) Tornado поддерживает авиаудары по целям на территории Сирии. Эта война уносит жизни все большего числа ни в чем не повинных граждан. Бомбы лишь увеличат и без того безмерные страдания людей в этом регионе. Это не уничтожит терроризм, это породит новых террористов. Именно поэтому ИГ сейчас нацелена на дальнейшую эскалацию, пытаясь параллельно организовать теракты на территории тех стран, которые участвуют в войне.

 — Министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен сообщила, что коалиция не будет делиться с Россией данными о позициях боевиков, которые будут получены самолетами-разведчиками. Говорит ли это о том, Запад не хочет в полной мере сотрудничать с Россией по борьбе с ИГ?

 — Да, именно так бы я это интерпретировала. В Сирии в настоящее время воюют 15 государств, то друг с другом, то на стороне друг друга. Есть противоречия в интересах, которые заметны невооруженным глазом. По всей видимости, нет единства в рядах воюющих стран относительно того, является ли уничтожение ИГ ключевой целью. Результат такой опосредованной войны — полностью разрушенная страна, почти четверть миллиона погибших и 10 млн беженцев. Число террористов за время войны увеличилось, им удалось получить доступ к более совершенному оружию.

То, как безответственно и бессовестно Турцией был сбит российский самолет, показывает, что едва ли в нынешних условиях можно контролировать конфликты между теми, кто действует в столь узком пространстве. Федеральное правительство вместо того, чтобы отправлять военнослужащих и оружие, должно стремиться к дипломатическому решению сирийского конфликта.

— Как вы оцениваете роль Турции в сирийском конфликте, повлиял ли инцидент с российским военным самолетом на ситуацию в регионе?

 — Турецкое правительство действует по принципу «враг моего врага — мой друг». Эрдоган хочет в первую очередь устранить сирийского президента Башара Асада и победить курдов. В том числе для Саудовской Аравии и других стран Персидского залива проблему представляет режим Асада и влияние шиитов в регионе, которое там хотят ограничить тайной поддержкой террористов из ИГ. Атаковав российский бомбардировщик, сторонники ИГ в турецком правительстве окончательно сбросили с себя маску. Остается надеяться, что этот осознанный саботаж не будет иметь долгосрочных последствий для дипломатических усилий.

 — Не так давно вы назвали президента Турции «крестным отцом терроризма». Какие действия, с вашей точки зрения, он должен предпринять, чтобы его так не называли?

 — Тот, кто действительно хочет побороть ИГ, должен оказывать сильное давление на крестных отцов терроризма в Турции и в государствах Персидского залива. Правительство ФРГ, однако, поступает иначе. Оно разрешает поставки вооружений в страны залива и на фоне миграционного кризиса расстилает красный ковер перед турецким правительством. Это абсолютно безответственно.

 Предполагается, что при помощи Турции будет сделана грязная работа по закрытию границы (от беженцев) со всеми последствиями гуманитарного характера. Поэтому ЕС идет на значительные уступки — официальные и неофициальные. €3 млрд, которые пообещали выделить Анкаре, лишь вершина айсберга. Вместо того, чтобы закрывать северную границу и, таким образом, побуждать людей следовать в Европу еще более опасными путями, нужно устранять причины появления беженцев.

А для этого нужно не вступать в сговоры, а оказывать давление на Турцию, чтобы она, наконец, закрыла границу с Сирией и перекрыла путь для нефти, оружия и джихадистов. Это могло бы действительно ослабить ИГ, однако Турция ничего не делает.

 — Вы упомянули, что ИГ нужно лишить источников финансирования. Но почему до сих пор нет каких-либо достоверных сведений о том, какие пути использует ИГ для транспортировки нефти?

 — Я считаю, что когда журналисты цитируют госсекретаря Джона Керри и эти цитаты им не опровергаются, то это уже надежный источник. Речь идет о его словах, произнесенных в начале декабря на встрече стран-членов НАТО, что Турция к тому времени не закрыла границу с Сирией, и, таким образом, это могло быть использовано террористами для экспорта нефти.

 То что исламисты беспрепятственно могут пересекать турецко-сирийскую границу, десятки раз было зафиксировано. И не в последнюю очередь в результате расследований, которые были начаты после терактов в Париже.

 — Что вы думаете о предстоящем вступлении Черногории в НАТО, ухудшит ли это отношения с Россией?

 — Черногория — такая страна, которая расколота по вопросу НАТО, с одной стороны, и отношениям с Россией, с другой. Тот, кто в таких напряженных условиях стелет красную дорожку на вступление в НАТО, подогревает внутренний конфликт. Альянс, таким образом, осознанно создает новую напряженность в отношениях с Россией. Москва четко дала понять, что любое расширение блока будет пониматься как враждебный акт.

 Это играет на руку тем, кто хочет приуменьшить значимость венского процесса и мирного решения для Сирии. В конечном итоге это все лишь усиливает ИГ. В нынешних условиях это крайне опасно.

Источник :  http://1svegienovosti.ru