Menu


Если к власти в Македонии придет более послушное Западу правительство, то «Турецкий поток» будет блокирован


Социолог Светлана Лурье — о том, насколько безопасен альтернативный поток и насколько прочен союз со Стамбулом Светлана Лурье. Фото с личной страницы на сайте facebook.com/svlourie В Македонии продолжаются антиправительственные протесты, сильно напоминающие начало очередной «цветной революции». Их организует Социал-демократический союз Македонии и поддерживают македонские албанцы — в частности, бывший лидер боевиков «Албанской армии Македонии», а ныне член парламента Али Ахмети.

Нынешним событиям предшествовала кровопролитное нападение албанских террористов на Куманово — третий по численности населения город Македонии. Западные СМИ уже ставят под сомнение приверженность Македонии «ценностям демократии» и ее открытость мировому сообществу.

«Македонские события достаточно грубо направляются извне», — с определенностью сказал в среду Сергей Лавров и назвал причины, по которым США и Европа наказывают маленькую балканскую республику. Они в том, что Македония не присоединилась к западным санкциям в отношении России и поддержала в свое время «Южный поток», а сейчас «выражает готовность сотрудничать в реализации других вариантов доставки энергоносителей из России на юг Европы», в том числе по «Турецкому потоку». Действительно, если к власти в Македонии придет более послушное Западу правительство, то «Турецкий поток» будет блокирован.

Из Греции ему три пути: или через Болгарию, или через Македонию, или через Албанию. Последний вариант никогда не рассматривался − Албания нам враждебна. Болгария в свое время блокировала «Южный поток», действуя под давлением Еврокомиссии, хотя и, оставшись без транзитной трубы, горько сетовала.

Македония теперь является самым слабым звеном «Турецкого потока» и потому подвергается сильнейшему давлению. Впрочем, давлению подвергаются все страны, через которые должен пройти «Турецкий поток», начиная с самой Турции, которой Америка довольно навязчиво внушает, что ей следует предпочесть газопровод ТАNAР, который должен будет поставлять азербайджанский и туркменский газ в Южную Европу.

Посол США в Турции Джон Басс прямо высказался против развития газовой инфраструктуры в Европе, по его мнению, усиливающей зависимость отдельных стран от одного поставщика, то есть России. Специальный посланник Госдепартамента США по международным энергетическим вопросам Амос Хокстайн на переговорах в Афинах открыто заявил, что США выступают против прокладки нового газопровода вместо «Южного потока» для поставок российского газа в Европу.

А посольство США в Афинах опубликовало сообщение, согласно которому «Соединенные Штаты обеспокоены тем, что рассмотрение Грецией участия в прокладке газопровода «Турецкого потока» через Грецию не увеличит энергетическую диверсификацию, может стать предметом беспокойства компетентных органов ЕС и не станет долгосрочным решением энергетических потребностей Греции». Давят также на Сербию и на Венгрию. Но все эти страны держатся пока твердо.

Другое дело — крошечная и нищая Македония. Ей бы, конечно, газовый транзит совсем не повредил, но есть ли у нее силы сопротивляться давлению? Даже если «цветная революция» не пройдет, не сделает ли ее премьер-министр Никола Груевский закономерного вывода, что, чтобы крепче сидеть в своем кресле, следует быть более послушным Западу?

Может сделать.

На все новые стратегические линии России США как будто вешают свои замки. Сначала, в случае «Южного потока», это была Болгария, теперь вот вопрос стоит о Македонии. И Россия, кажется, ничего с этим поделать не может. Сотрясать воздух обвинениями бесполезно. Остается ждать развития событий. А время ожидания хорошо бы использовать на то, чтобы подумать. Хотя бы о том же «Турецком потоке»: на правильном ли мы пути? Проект «Турецкий поток» возник взамен «Южного потока», который предполагал вывод транзитом через Болгарию российский газ на рынки южноевропейских стран. Проект же «Турецкий поток» заворачивает черноморскую трубу на Турцию, которой и продается весь поставляемый газ, а уже Турция перепродает его странам Южной Европы. На территории Турции сооружается гигантский газовый хаб. Россия настаивает только на том, чтобы он находился на границе с Грецией, но принадлежать будет Турции.

При этом Турция надеется собирать у себя газ из целого ряда газопроводов. Кроме «Турецкого потока», также из газопровода ТАNAР, еще через нее пойдет иранский газ. К тому же Турция желает построить газопровод из Саудовской Аравии через Сирию — вот почему последняя ее так беспокоит. В итоге Турция рассчитывает стать одним их крупнейших торговцев газа. А Россия тогда превращается всего лишь в одного из ее клиентов.

И самостоятельность газовой политики России в Южной Европе ставится под вопрос. Что же толкает нас на эту сделку? Очевидно, прежде всего сложность транзита газа через территорию Украины.

Контракт российского «Газпрома» и «Нафтогаза Украины» о транзите газа истекает в 2019 году. Похоже, «Газпром» не хотел бы его продлевать. России бы очень хотелось, помимо того чтобы увеличить надежность транзита, наказать Украину, лишить ее значительного дохода. Отсюда поиски альтернативных путей транзита. Но не получилось бы как в анекдоте про мужика, желающего выколоть себе глаз, чтобы у его тещи был кривой зять.

Продавая весь газ в южном направлении транзита в Турцию, которой мы уже сегодня продаем значительные объемы газа «Голубого потока», мы вольно или невольно складываем все яйца в одну корзину. А насколько прочны наши отношения с Турцией? До недавнего времени этот вопрос как бы не вставал.

Активно развивались и экономические, и политические связи. Что касается первых, то они несомненны. Но так ли гладко в политической сфере? Турция стремится противостоять давлению США и Европы, в ней сильно антизападничество, она стремится вести самостоятельную политику. Это нас, несомненно, сближает. Но это, можно так сказать, «отрицательная» ценность, то есть это то, «против чего мы дружим». А ведь надежная дружба предполагает «положительное» содержание. А оно очень сомнительно.

После недавнего визита Владимира Путина в Ереван, когда он сделал заявление о геноциде армян, Турция позволила себе целый ряд откровенно враждебных выпадов против России, в частности: о незаконности «оккупации» Крыма и несоблюдении там прав человека, о турецкой поддержке Украины, о ее поддержке вступления Грузии в НАТО. Так легко может поменяться «плюс» на «минус». А проблема в том, что общих ценностей у нас не так уж и много. Турция остается членом НАТО и государством, в котором будут базироваться элементы американской системы ПРО. Это, конечно, само по себе не является аргументом против того, чтобы ей не продавать газ и даже — так много газа. Но делается менее очевидным преимущество Турции как конечного покупателя нашего газа перед Болгарией — транзитером газа. Последняя, конечно, сделала всё, чтобы заблокировать «Южный поток», но скоро весьма пожалела об этом.

Возможно, для России было бы выгоднее проявить больше терпения к Болгарии и не спешить наказывать ее за безропотное послушание патронам в ЕС и США. Сейчас, когда над «Турецким потоком» возникла угроза из-за волнений в Македонии, самое время подумать об этом. Иначе создается впечатление, что Россия просто «закусила удила» и рвется в бой, уже ни о чем не размышляя, — сбыть бы газ и наказать строптивцев. Македония, не исключено, столкнувшись с давлением, тоже примкнет к ряду строптивцев.

Ситуация непростая, она требует мудрости и, еще раз повторю, терпения. Не проламывать новое «окно в Европу», а потихоньку стараться открыть старые. Не отказываться от выгодных проектов из-за «сезонного» недовольства Европы, а выжидать, искать новые неочевидные ходы, чтобы добиться согласия возможных и выгодных стран-транзитеров. А следовательно, не исключать и возвращения к проекту «Южный поток».

Источник : http://izvestia.ru




Наверх