Menu

Эксперт: Советское прошлое Латвии — верх её достижений

Эксперт: Советское прошлое Латвии — верх её достижений

Послы Латвии, Литвы и Эстонии отправили главному редактору газеты Le Monde Люку Броннеру письмо с просьбой не называть их государства «бывшими советскими республиками». О том, почему прибалтийские правящие стыдятся советского прошлого собственных стран,порталу RuBaltic.Ru рассказал латвийский журналист, главный редактор «ИМХОклуба» Юрий Алексеев.

 

— Послы Латвии, Литвы и Эстонии направили письмо во французскую газету Le Monde с просьбой не называть их страны в статьях «бывшими советскими республиками». На что обиделись‑то? — спрашивает Rubaltic.

Юрий Алексеев:

 

— «Это тяжелый комплекс бывших советских образований. Уже четверть века прошло, а их всё еще называют «бывшими советскими республиками». Это можно сравнить с тем, когда позиционируют женщину «бывшая жена такого‑то Ивана Петровича». Вроде бы уже своя жизнь сложилась, больше четверти века прошло, поколения сменились, а они всё постсоветские. Что это означает?

 

 На мой взгляд, это означает, что, кроме того, чтобы остаться бывшими, они ничего не достигли.

 

 Я почему, сравнивая республики с женами, так принижаю страны? Потому что это очень близко. Если ты ничего не достиг, то тебя до конца жизни называют заместителем третьего помощника чего‑то там. До конца жизни тебя называют выпускником детского сада №13, если ты в жизни больше ничего не добился.»

 

 — Открещиваясь от определения «бывшие советские», прибалты пытаются вычеркнуть из своей истории достаточно большой временной период. Политика по «забвению» советского прошлого будет продолжаться?

 

 Юрий Алексеев:

 

— «В том и беда, что политика может продолжаться, а забвения‑то нет.

 

 Советское прошлое для всех трех республик было верхом их достижений по культуре, по демографическим показателям, по медицине, по экономике, по благосостоянию и т. д.

 

 Можно взять любые статистические выкладки, и мы увидим, что с тех пор никуда вперед эти страны не шагнули, а шагнули наоборот, в обратную сторону, в сторону обнищания, депопуляции и убегающего собственного населения. Казалось бы, живи и радуйся, вот она, независимость, достигнута. Однако же из Латвии за четверть века сбежал миллион населения: было 2,8 млн человек, а стало 1,8 млн. Это по официальным данным, а реально, скорее всего, и того меньше осталось, потому что не все декларируют отъезд.

 

 Когда больше нечем хвалиться, ничего больше нет — остается отмежевываться от бывшего советского прошлого. Но это не получается, потому что очевидно, что за время пребывания этих стран в Советском союзе, они развивались, а сейчас видно вымирание.»

 

 — Отмежевание прибалтов от советского прошлого напоминает модную сейчас операцию по восстановлению девственности. Проблема в том, что ни окружающих, ни себя здесь не обманешь. Или Запад всё же может поверить в прибалтийскую европейскость?

 

 Юрий Алексеев:

 

— «Видите ли, Запада сейчас как такового не существует, да и не было никогда. Есть различные страны со своими интересами. Есть Великобритания, есть Германия и эти интересы не всегда совпадают. Говорить о коллективном Западе было принято во времена СССР, но на самом деле и тогда единого Запада не было.

 

 Кем считать Латвию, например? Нас сразу принимали в Евросоюз, как нищую, оборванную девушку, которой, в общем‑то, помыкали и использовали в качестве ресурса. Когда ресурс исчерпался, про нее забыли, и скоро про нас забудут.

 

 Еврофинансирование, которое получает Латвия, будет длиться до 2020 года. То есть осталось два с небольшим годика, когда Латвия будет получать какую‑то денежку на поддержание штанов.

 

 Потом это будет сокращено или вовсе прекращено, поскольку Великобритания выходит из ЕС. С выходом Великобритании богатые европейские господа начнут забывать про своих маленьких «бывших жен Ивана Петровича».»

 

 — Вы говорите про ресурсы, которые получил Евросоюз от присоединения Прибалтики. Что Вы имеете в виду?

 

 Юрий Алексеев:

 

— «Европе было необходимо расширение рынка и бывшие советские республики являли собой рынок для сбыта товаров. Может быть, это был рынок не самой качественной продукции, может быть, не самых качественных товаров, может быть, мусорных, но получили.

 

 Получили каких‑то иммигрантов. В Советском Союзе было много образованных и высококвалифицированных людей. Но этот рынок исчерпан. Больше здесь никого нужного нет.

 

 Когда‑то Латвия декларировала себя как республика с дешевой рабочей силой. Дешевая — да, но уже некачественная. За 25 лет исчерпали всех инженеров, ученых, врачей. Сейчас в Латвии есть разве что весьма удовлетворительное медицинское образование. Латвия вкладывает в это большие деньги, у нас учатся специалисты разных уровней: врачи, медсестры и т. д., но треть уезжает сразу, еще треть — в течение пяти лет.

 

 Медицинское образование в Европе — это очень дорогое удовольствие, если его получать за деньги, то это сотни тысяч. А в Латвии учат бесплатно. Еще осталась бывшая советская база, на которой можно учить. Так что Латвия может готовить кадры для Европы. 

 

 Не всегда, конечно, получается у латвийских специалистов устроиться на высокий уровень, бывает, что квалифицированные медсестры работают санитарками и выносят горшки, но всё равно, еще что‑то у нас есть. Остальное закончилось, и еще через десяток лет Латвия останется страной вымирающих пенсионеров. Потому что всё активное население бежит изо всех сил отсюда. И убежит в конце концов.»

 

 — С одной стороны советское прошлое, с другой стороны — «российская агрессия», с третьей — эмиграция... Может быть стоит начать всё с чистого листа: переехать национально сознательным «несоветским» прибалтам на какой‑нибудь остров — мэр Вильнюса как раз когда-то собирался у Греции остров купить. А там уже ни «агрессии», ни советского наследия… даже название стран можно было бы поменять при желании, как считаете?

 Юрий Алексеев:

 

— «Я считаю, что это очень хорошее, мудрое решение. Я вообще‑то наполовину латыш. У меня есть латышская родня. Они меня считают интересным для общения человеком, хотя концептуально и не близким.

 

 Я у них спрашиваю: братья, родственники‒латыши, скажите мне, чего мы достигли после независимости 1991 года? И единственный ответ, который внятно артикулируется, это то, что мы сейчас можем уехать жить в Европу, мир нам открыт, можем жить, работать, рожать детей, где хотим.

 

Может быть нам тогда и не нужна была та независимость? Уехали бы в 1991‑ом все желающие к чертовой матери и оставили бы здесь тех, кто хотел здесь жить. Уехали бы на остров какой‑нибудь или в штат, поближе к Америке.

 

 Вот если бы в Советском Союзе, до его распада, открыли границу для всех желающих, которые так ненавидели СССР и называли его империей зла, проклятым совком и т. д…. Сказали бы: «Ехайте куда хотите». Думаю, что и распада СССР не было бы, и население Латвии было бы значительно больше, чем сейчас.

 

 Тогда не две трети было бы желающих смотаться, а процентов десять. Мы бы за это время нарастили себе популяцию, компенсировали бы тех, кто желал уехать в Британию мыть посуду, в Ирландию — чистить сортиры, в Испанию — собирать клубнику на плантациях.»

Источник :http://vesti.lv/news/ekspert-sovetskoe-proshloe-latvii-verh-ee-dostizhenii