Menu

Немецкое издание из Эстонии: Там, где русское меньшинство в большинстве

Немецкое издание из Эстонии: Там, где русское меньшинство в большинстве
Порядка четверти населения Эстонии составляют этнические русские, а на востоке страны их доля достигает и вовсе 90%. Они тесно связаны со своей исторической родиной, но к какой из стран они более лояльны? Мы посетили русских в приграничной Нарве.

Когда Валерий Четвергов идет гулять со своим спаниелем, они обычно ходят вдоль приграничной реки Нарвы. Здесь заканчивается одноименный город и вместе с ним Эстония, а также Европейский союз. А на противоположном берегу начинается Россия, пишет Герхард Гнаук (Gerhard Gnauck) в публикации в Die Welt.

В груди Четвергова живут две души: «Я всегда говорю нашей молодежи: Эстония — ваша Родина, потому что здесь вы родились на свет. Но Россия — ваше Отечество, потому что вы говорите на ее языке и знаете ее историю. Человек, который знает, кто он, всегда даст своей стране больше, чем человек, который вечно сомневается».

Четвергов, родившийся в 1941 году в Сибири, является председателем городского Объединения российских соотечественников. В советские времена он был председателем городского совета и партийным функционером. Сейчас он представляет этнических русских, которые составляют меньшинство — 24,8% населения, согласно переписи 2011 года.

Крупные предприятия остались в прошлом

В Нарве с ее 60 тысячами жителей соотношение обратное: здесь русскоязычное население составляет вследствие этнической политики послевоенного периода до 90%. «Так что тут трудно говорить о меньшинстве», — говорит бывший мэр города и смеется.

На протяжении некоторого времени Четвергов был также руководителем предприятия «Балтиец», производившего ядерную технику. «Но сегодня здесь не осталось крупных предприятий», — говорит он с грустью. Действительно, на предприятии, ставшем преемником «Балтийца», работает десятая часть 4500 сотрудников, которые когда-то были здесь заняты.

На окраине города возвышается колосс, построенный в XIX веке, — текстильная мануфактура Kreenholm, где в советские времена трудились 12 тысяч человек. Не так давно одна шведская компания хотела устроить на этом месте дом отдыха для состоятельных туристов из Санкт-Петербурга.

Шведский дом отдыха потерпел крах

Российская северная столица расположена всего в 140 километрах отсюда. Однако вскоре началась война на Украине, рубль резко подешевел, и инвестиции были заморожены. Kreenholm по-прежнему принадлежит шведам, но пустует.

В ответ на вопрос, считает ли он работу своего Объединения соотечественников успешной, Четвергов вспоминает для начала о «глупостях 1990-х годов». Тогда эстонские политики грозились «создать русским такие условия, что они сами уедут отсюда». Некоторые жители действительно уехали в Россию, другие же — особенно после вступления Эстонии в ЕС в 2004 году — отправились в Европу.

Однако подавляющее большинство жителей все же остались здесь — даже те, чьи предки приехали сюда в советские времена и которые поэтому после распада СССР не получили автоматически эстонского гражданства. «Сегодня примерно по 30% русскоязычных жителей Нарвы имеют синие эстонские паспорта, красные российские и серые паспорта», — говорит Четвергов.

У серого паспорта есть свои преимущества

Документы серого цвета получили так называемые неграждане, то есть лица без гражданства. Российские СМИ часто возмущаются, что многим здешним жителям было отказано в автоматическом предоставлении гражданства, и они могут получить его лишь после сдачи экзамена по эстонскому языку. Однако статус негражданина в Эстонии имеет и некоторые преимущества. Так, с серым паспортом можно ездить без визы как в страны ЕС, так и в Россию; для обладателей серых паспортов действует трудовое право ЕС, а еще им не приходится нести воинскую службу в России.

Главным фактором, разъединяющим две части общества, является прошлое и отношение к нему. Для многих русских Красная армия была «освободителем от фашизма», а для большинства эстонцев — союзником Вермахта, оккупировавшим их страну в 1940-м, а затем в 1944 году.

В 2007 году эстонское правительство решило перенести из центра на окраину Таллина памятник советским солдатам. Узнав об этом, русскоязычная молодежь вышла на акции протеста, вылившиеся в столкновения с полицией. В результате один молодой человек погиб.

«Россия не проявляла никакой агрессии»

Почти в то же самое время случилась самая первая кибератака на всю страну, после которой были парализованы серверы органов власти, банков и СМИ. Одновременно «зависли» многочисленные серверы с электронной почтой пользователей. А в Москве началась настоящая осада посольства Эстонии так называемыми «демонстрантами», готовыми в любой момент применить насилие.

Эксперты допускали, что к той кибератаке были причастны российские власти, о чем свидетельствовали также некоторые доказательства. Четвергов, однако, видит ситуацию иначе: «Имели место некая причина и некое следствие. Но на утверждение, что это организовала именно Россия, можно смотреть по-разному». Во внешней политике Москвы он не видит ничего предосудительного.

Зато он критически относится к начавшимся в этом году в Эстонии учениям других стран-членов НАТО: «Россия не проявляла никакой агрессии по отношению к Эстонии. А Запад оправдывает собственные действия всего лишь событиями на Украине».

Работал учителем и налоговым инспектором

Как бы то ни было, Четвергов видит и положительные изменения. «Эстонские политики больше не говорят, что мы чужаки и что нам здесь не место», — говорит он. При этом в Нарве теперь есть хорошие возможности по изучению эстонского языка.

Кроме того, если поездить по Эстонии, то практически в любом городе можно увидеть православную церковь. А в Таллине есть целых два русскоязычных театра. В окрестностях Нарвы правительство объявило о намерении инвестировать серьезные средства в культуру и науку. Один образцово-показательный объект уже есть: Нарвский колледж, в котором учатся 650 студентов.

Здесь Владимир Жаворонков собирается сдавать экзамены на степень магистра. В его груди также бьются как бы два сердца: «Я патриот Нарвы, а по менталитету я русский. Но для меня было большой честью представлять именно Эстонию на шахматной олимпиаде». По его словам, он бы с удовольствием сделал карьеру в Эстонии, «но рано или поздно ты наткнешься на стеклянный потолок: высшие посты в органах власти занимают эстонцы, но не русские».

Смешанных браков и кругов общения практически нет

Как говорит Владимир, ни в Таллине, ни в Нарве практически нет смешанных эстонско-русских браков или, к примеру, спортивных клубов. Ситуацию в своем родном городе он рассматривает наиболее критично: «У представителей городских властей есть дома на Кипре, которые стоят дороже, чем весь наш колледж». По мнению Жаворонкова, прозрачные правила ЕС пока еще не добрались до Нарвы.

Возможно, с новым правительством в долгосрочной перспективе можно связать надежду на большую интеграцию эстонского общества. В конце прошлого года кабинет министров впервые сформировали центристская партия и две более мелкие партии-партнеры. Все последние годы она пользуется поддержкой русскоязычного населения страны, которое теперь надеется на положительные изменения политики по отношению к национальному меньшинству.

В конце концов, для русских на выборах речь идет не о ставках налогообложения и не о дефиците бюджета, говорит журналист городской радиостанции ERR Юрий Николаев.

«Наши люди как настоящие русские голосуют сердцем. Они выбирают центристскую партию, и если спросить их, почему они голосуют именно за нее, они ответят: потому что она за русских».

Источник :http://baltnews.lv/pasaule/20170609/1019995871.html